ВОЗВРАЩЕНИЕ БЛУДНОГО СЫНА ИЛИ БАЛЛАДА О ЧЕРНОМ ЧЕЛОВЕКЕ

 

БЕСЕДА НРАВСТВЕННАЯ

 

Выдох, щелчок зажигалки, треск прогорающей ветки, вытянутая бутылка, вдох, плавный выдох, снова звонок, на пороге двери две подвыпившие фигуры держат пьяного Марата, который не стал изменять традициям и явился на вечеринку в полной боевой готовности, то есть готовый.

— Ну и маяк у тебя на весь подъезд, меня аж подкосило с непривычки – промычал он, плюхнувшись на пуфик;

— Вот возьми, бухло закуску – произнес другой, протягивая мне пакеты;

— Поздравь нас с окончанием рабочей недели, решили отметить у тебя, как договаривались, не забыл? – сказал третий;

— Конечно нет, только во времени немного потерялся. Проходите – сказал я, указывая на Марата — и заносите это в зал, я пока накрою и заварю аппарат. Марат ты будешь? – спросил я, показав ему тайный жест;

— Нет – ответил он, свисая с двух других — Я хочу посрать, пожрать и побухать;

 — Понятно – сказал я и взялся за дело. Усадив друзей по обе стороны от аппарата, я поставил на столик серебряный поднос с личным запасом, а сам присел на корточки, оперевшись спиной о балконную дверь.

— Так, и что мы имеем? – спросил правый;

— Что посоветуешь? – добавил левый;

— Бошки чищенные в пакете, просто бошки, башки на ветках, бошки с шелухуй, шелуха с бошками, а вот папиросы в них просто шелуха, низы, верха, урожай прошлого года – первая репродукция, есть вторая – этого года. Предлагаю заварить из пакета, чтобы покурить один раз и больше не возвращаться сюда — предложил я, с чем оба согласились.

— Ты чем занимаешься? – спросил правый, выдохнув дым – Куришь целыми днями, не работаешь. Чего худой такой?;

— Работаю – ответил я – пишу и размышляю, поэтому и худой, потому что голод стимулирует мыслительные процессы. Излишний вес и полный желудок тратят большую часть энергии на переваривание пищи, а при пустом желудке организм начинает вырабатывать энергию из подкожных жиров, а потом направляет ее в голову вместо желудка. Можно конечно сжигать ее в спортзале и превращать жиры в мышечную массу, но этим нужно было заниматься в молодости, а в нашем возрасте лучше размышлять. Чем меньше мыслительный процесс обременен физическим, тем он эффективнее, поэтому я предпочитаю не работать. Держу вечный пост, если короче;

— О чем размышляешь? – поинтересовались сразу оба;

— Обо всем – утолил я их интерес – с утра размышлял о религии, в обед о политике;

— Понятно – сказал правый, заваривая очередную крышку – значит в религию ударился, это хорошо конечно, но пустое, нужно просто верить и все – добавил он и затянулся;

— А я вообще в Бога не верю – сказал левый, перехватив инициативу у правого – нужно просто жить как человек и не совершать плохих поступков, а религию придумали, чтобы нами управлять;

 — А как различить плохой поступок от хорошего? – поинтересовался я у него – Как отличить порядочного человека от непорядочного?;

— По законам надо жить и все – ответил тот и затянулся;

— Так законы и пишут, чтобы тобой управлять – возразил правый – а пишут те, кто сам их не соблюдает;

— Согласен – добавил я — узаконить можно все что угодно и рабство и третий рейх. У законов должны быть моральные ориентиры, такие например как заповеди;

— Ну не знаю тогда – выдохнул левый – получается, что все кто в Бога не верит непорядочные что ли? А как ты различаешь порядочного человека от непорядочного? – спросил он у меня;

—  Легко – ответил я — мне достаточно оказаться с человеком за одним столом, чтобы понять кто он. Я всегда смотрю на его поведение, Дьявол кроется в мелочах, если родители не дали ему правильного воспитания, то это бескультурный человек и какой-либо нравственности от такого типа людей ждать не приходится, что уж говорить о порядочности. К примеру, если посторонний человек задает тебе вопросы, отвечая на которые ты вынужден перед ним оправдываться, то можешь смело назвать такого человека непорядочным, потому что его поведение считается гадским, он ищет в тебе что-то до чего можно докопаться, а это мусорское, а мусорское от Сатаны. Вот ты говоришь законы соблюдать, а если законы мусорские? Так-то – сказал я и ответил на входящий вызов;

— ……………….;

— Здравствуйте;

— …………………………………;

 

— Я понял, что вы из полиции, следователь, УВД, что вам угодно?;

— ……………………………;

— Не знаю никакого Мусу;

— …..………………………..;

— Мало ли с кем я с утра разговаривал по телефону? Я что всех должен помнить? Может мясо заказывал;

— …………………………….;

— Все? Ну счастливо тогда – произнес я и положил трубку;

— Х…ли вы так долго – произнес Марат с экрана смартфона, который поставил на стол приятель слева, оперев его на аппарат – я уже налил, давайте к столу;

— А ты Марат веришь в существование Бога? – спросил я, откинувшись на спинке кресла;

— Какой Бог, уже наукой доказано, что мы все произошли от инопланетян, даже фильм по телевизору недавно показывали, я смотрел;

— Крутили видимо по РенТв?;

— Ага, там много чего интересного показывают, чего даже в интернете не покажут. Нами правят рептилойды на самом деле, только они как люди, и разговаривать могут;

— Рептилии не умеют разговаривать – возразил правый, толкнув Марата в левый бок — У них язык змеиный, они только шипеть могут;

— А как тогда змей разговаривал с Евой? Спроси у него Марат – толкнул его левый, после чего все трое истерично заржали;

— Марат разливая — Давайте накатим, Ты чего не пьешь? – спросил он у меня;

— Я – По пятницам не пью;

— Марат — Мусульманин что ли, ты же еврей у тебя и псевдоним – Бенхамин Авраамов;

— Я — Сегодня придерживаюсь религии Ислам, завтра буду иудей. Я беру от каждой культуры лучшее и стараюсь отсекать хлам, только так можно устранить все религиозные противоречия, вобрать все лучшее и стать сверхчеловеком. А еврейский псевдоним мне нужен, чтобы произведения продвигать. Кроме евреев мало кто в наше время книги читает, еще меньше тех кто понимает о чем я пишу;

— Правый — ООО ну ты братан загнул про сверхчеловека. Давай лучше покушай мясо, жена готовила, запекала в сметане, раз не пьешь, то хоть покушай с нами;

— Я — Не вари ягненка в молоке матери. Я не перемешиваю молочные продукты с мясом, это не кошерно, а вы не стесняйтесь, кушайте и рассказывайте, как поживаете;

— Левый – А что рассказывать, крутимся, вертимся, концы с концами кое-как сводим, семьи то нужно чем-то кормить;

— Правый – Тяжеловато стало в последнее время, согласен. Пару точек пришлось продать, из-за роста цен, спрос падает, что дальше будет непонятно;

— Я – Дальше будет только хуже, я вас об этом предупреждал еще несколько лет назад, когда вплотную занялся политикой. Вы мне тогда говорили – зачем тебе это нужно, куда ты лезешь, работай и не страдай ерундой, это ваши слова;

— Марат – И что? Все так живут;

— Я – А будут жить еще хуже;

— Левый — Давайте не будем о политике, грязное это дело;

— Правый — Давайте о чем-нибудь нравственном, а то опять сейчас все переругаемся как в прошлый раз;

— Кстати, хотели Валеру с собой взять, потом вспомнили, что у вас терки какие-то – продолжил Марат, после очередной опрокинутой рюмки – Может обсудим при пацанах твое поведение? Недавно вот меня тоже послал, хотя мы все общаемся с университета, разве так можно? Ты так скоро без друзей останешься;

— Я — Не возражаю, давайте обсудим, раскидаем ситуацию как раввины в синагоге. Это действительно очень полезно иногда делать, только ты за меня не переживай Марат, я может когда-нибудь и останусь без друзей, но не раньше чем ты;

— Марат – В смысле?;

— Я — У нас с Валерой давно все ровно, он заходил ко мне еще летом, правда, пьяный как всегда. Привел детей и супругу, извинялся за свое поведение. Покурили с ним, он бошек взял в дорогу и пообещал больше не бухать, чтобы вернуться к нашему разговору на трезвую голову. У нас с ним политические разногласия, он топит за Путина и желает возрождения СССР, я в оппозиции, потому что понимаю — это приведет к войне.

— Марат — Я тоже за Путина, он красавчик, я бы на его месте расхерачил все к чертовой матери, на все красные кнопки нажал разом и весь мир в труху. Как Танос в Мстителях, пальцем щелкнул и половины людей нет. Классный фильм кстати;

— Левый – Да нет Танос не прав, не ему решать такие вопросы, ему вообще нужно было хером по губам провести пока тот в отключке был, а потом шантажировать, Человек муравей протупил слегка;

— Марат заржал – Вот это был бы поворот!;

— Правый — Ага, он потом пальцем щелкнет, и все очнуться с шваброй в заднице. Смысл?;

— Я продолжил — Просто Валера в прошлый раз перепил и перешел на личности — наговорил кучу гадостей при посторонних. Так ведь дружище? – посмотрел на правого;

— Да, было – кивнул тот;

— Я — А то что он не захотел с вами ехать, значит не завязал с выпивкой или наоборот завязал. В любом случае ему до сих пор стыдно передо мной вот и все. Но я давно его простил, а вот твой поступок Марат, не подлежит прощению;

— Марат — Почему это?;

— Потому что ты его предал, когда отказал в просьбе. Он попросил у тебя немного денег на чикушку и сигареты поштучно, а ты отказал? Ты обещал ему перезвонить и пропал, он потом меня набрал и просил набрать тебя, чтобы ты ему перезвонил и дал ответ. Ты мне тогда сказал, что деньги есть, но ты их лучше себе оставишь, разве это проявление дружбы?;

— Марат – Он бы все равно эти бабки пропил, я их лучше кому-нибудь другому отдам или сам потрачу на такси;

— Я – Ты таким поступком показал цену своей дружбе. Теперь на тебя нельзя полагаться даже в мелочах. Получается, что у тебя есть друзья те кто ближе, чем Валера;

— Марат – Конечно есть и что?;

— Я – А то что людей нельзя так разделять. Для меня близкие это моя семья и друзья, а все остальные — посторонние люди. Я не делю друзей на близких и не близких. И если ко мне обратятся двое и оба поросят в долг, я буду исходить из их необходимости. Если к примеру одному деньги нужны на кутёж, а второму по делу, отдам их второму, независимо от того насколько он близкий, главное что не посторонний;

— Марат – А если тебе самому нужны эти деньги?;

— Я – Поставлю условия – определю срок, когда мне эти деньги понадобятся самому, и если он настоящий друг то вернет вовремя, либо не станет брать вовсе;

— Марат – А если не вернет, значит не друг? Я сейчас не про Валеру, чисто гипотетически. Как тогда с ним поступить, казнить?;

— Я — Простить, как я простил ему его слова и подставил правую щеку;

—  Марат — А если не поймет, что будешь подставлять потом?;

— Я — Ничего. Если человек не понимает с первых двух раз, то на третий его можно мочить с чистой совестью, вплоть до пресечения всего его рода. Так по понятиям заведено, а они в свою очередь базируются на библейских заповедях;

— Левый – Нет, нужно быть терпимее к людям, зачем мочить?;

— Правый – Затем чтобы тебе не засадили как последнему терпиле;

 — Я – Именно. Всему должен быть предел и во всем следует соблюдать баланс;

— Марат, обращаясь ко мне – Если ты такой правильный, то сам, почему не дал Валере денег, он ведь тебе тоже звонил?;

— Он у меня не просил, он просил у тебя, а у меня просить ему было совестно, особенно после данного им обещания — завязать с бухлом. Он нуждался тогда. Да забухал, согласен, но с кем не бывает? Так забухал, что ему кредитную линию закрыли в магазине возле дома, а это уже серьезно. Не так давно, то время было, когда мы гуляли здесь и заказывали через него выпивку и закуску, нам их по адресу доставляли, прямо сюда, потому что мы его друзья, но стоило ему немного оступиться, друзья как крысы разбежались в разные стороны. Так получается? Я ведь предупреждал, и вот настало его время, следом и ваши бизнесы накроются медным тазом, потому, что не интересовались политикой и думали только о собственном благополучии – жили одним днем. Так что вы следующие по кому ударит бумеранг, но и это не самое страшное. Согласно Ивангелие от Матфея единственной ценностью в глазах Бога названа человеческая отзывчивость. Таких людей ждет спасение, а всех остальных гиена огненная. Бог закрывает этот мир и скоро каждому воздастся по заслугам, особенно тебе Марат, за твой безбожный образ жизни и аморальные поступки.

— Марат — Для начала посмотри в зеркало, для тебя друзья и вообще люди это расходный материал, ты используешь их в своих непонятных целях и обходишься как со шнырями, как не увидишь тебя где-нибудь, рядом с тобой всегда какие-то подручные. Где ты их только находишь?;

— Я – Я отношусь к людям ровно так, как они относятся ко мне, таков мой жизненный принцип.  Но если честно я сейчас за друзей не держусь, они мне не особо нужны, мне нужны соратники. Понимаешь о чем я? Я всегда разграничивал шнырей и друзей, следовательно, и отношение у меня к ним всегда разное. Допустим со шнырем, я бы не стал вести подобные беседы, что позволяю себе только в кругу друзей, которым могу доверять, это немаловажно. Но проблема в том, что некоторые из моих друзей руководствуются чужим мнением и проецируют его на себя;

— Марат — Я делюсь с тобой собственными наблюдениями;

— Я — Поэтому позволь мне ответить на брошенную тобой предъяву. Может ты напомнишь, когда у нас были общие дела, за которые ты бы мог мне что-то высказать, где я неправильно поступил или может не справедливо разделил? Друзья познаются в дележке и зачастую теряются там, поэтому я не веду дел с близкими и ограничиваюсь лишь мелкими просьбами. Свои дела я ограничиваю деловыми отношениями. Вот так. И именно поэтому мои подручные бегают за меня и решают вопросы от моего имени, потому что вопросы эти — общие. А сам факт их наличия, говорит о том, что со мной можно иметь дело, потому как между нами существует определенный уровень делового доверия. Поэтому, в каких-то случаях, я позволяю им представлять свои интересы в различных кругах, а интересы у меня везде разные. Так что я попрошу тебя исключить слово «Шнырь» из нашего текущего разговора, это слово оскорбляет моих деловых партнеров, и я не использую его в своем лексиконе по отношению к ним;

— Марат — Так может поэтому и нет у нас общих дел, потому что ты всегда стараешься контролировать ситуацию?;

— Я — А что в этом плохого? Если человек старается контролировать ситуацию, то значит он серьезно относится к общим делам, и требует того же от своего делового партнера;

— Марат — Напрягает это иногда, за…бываешь своими нравоучениями, как сейчас, особенно когда накуришься, а люди хочат расслобухи, побухать по-человечески и вырубиться где-нибудь до утра;

— Я — Так ради Бога, тебе здесь никто этому не воспрепятствует, потому что отношение как к другу;

— Марат — Бляяяя, давайте накатим лучше;

— Давай – поддержал левый;

— Давай – согласился правый;

— Марат – Кстати, скоро новая Матрица выходит, нужно в кино сходить;

— Правый – Да опять херню какую-нибудь снимут, лучше дождаться пока в интернете появится в хорошем качестве;

— Левый – Я последний раз в кинотеатр ходил, когда Терминатора крутили, забыл какой по счету, но такая муть оказалась, что пожалел. Кроме первых двух частей еще четвертая более-менее смотрибельная, та что с Кристиан Бэйлом, который Моисея играл, там хоть аниматронику использовали;

— Я – Сейчас вообще фильмы делать разучились, рисуют тупо на компьютере, хотя уже «Boston Dynamics» этих роботов штампует, бери да снимай. Лично я только на фильмы Нолана хожу, у него хоть сюжеты замороченные, правда непонятно ничего;

— Правый – Нолан классный режиссер,  мне нравится его нестандартный подход. Он  постоянно использует какую-нибудь новую уникальную фичу, в его фильмах всегда есть некое допущение, которое ему удается мастерски раскрутить по максимуму. В Интерстелларе это черная дыра, в Доводе – реверсивные технологии, прикольно, мне тоже нравится. Он оставляет пространство для размышлений, такое творчество это большое кино.

— Марат – А мне не нравятся его фильмы, заморачиваться не люблю, мне больше по душе боевики и криминальные сериалы про зону – Точно, давайте выпьем за тех кто за забором, желаю чтобы все! – опрокинул очередной бокал – Кстати, Ваньку жаль, закрыли, окрестили, десятку насыпали, а потом еще два на апеляшьке. В курсе?;

— Я — Конечно в курсе;

— Правый — А за что?;

— Левый — Двоих бомжей прирезал, серию хотели пришить, только других не доказали;

—  Марат – Кто знал, с виду нормальный человек вроде, а маньяк оказался;

— Я – Ты на людей ярлыки не вешай, ты поинтересуйся для начала;

— Марат — У кого?;

— Я — Хотя бы у меня. Ты вообще в курсе, что его бомж ограбил, когда он с девушкой гулял в этом районе? Они потом ко мне пришли я им такси вызывал. Девушку отправили, он остался, чтобы посоветоваться;

— Марат – И что ты ему сказал?;

— Я – Дал ему два ножа с кровостоками и посоветовал гулять по ночам в одиночестве, пока не встретит обидчика, видимо встретил и не одного. Ну, ножа ведь два было;

— Марат – Да уж – выдержал паузу — Мне иногда кажется, что ты людей гипнотизируешь, чтобы решать свои вопросы, только вот для чего тебе это нужно? Они бомжи, им итак от жизни досталось, зачем их еще убивать, наоборот нужно помогать по мере возможности;

— Я – Когда в следующий раз они подставят нож к горлу твоей матери или вашим женам, конечно помогите. Снимите с них все золотые украшения и отдайте. А если серьезно, то это уже превращается в стихийное бедствие, их так много развелось и с каждым годом в их рядах только прибавляется. Они такие наглючие становятся, что скоро начнут склочиваться в банды и грабить организованно, а терять им нечего, они в большинстве своем пересидки. И это тоже политика, уровень жизни падает, человек социально не защищен, вот результат. А мне не нужно чтобы в моем районе тусовалось всякое отребье, ко мне родители иногда приезжают;

— Марат – Ну да – выдохнул – Ладно, давайте еще по одной и вызываем такси, покатим дальше;

— Давай – поддержал правый;

— Давай – согласился левый;

 

***

КНИГА ЧИСЕЛ

Глава 12 стихи 1-3

 

После звонка из службы такси настало время распрощаться с друзьями, я проводил гостей до порога квартиры, перекинулся несколькими вежливыми фразами и закрыл за ними дверь, потом уселся в кожаное кресло и еще долго смотрел в экран ноутбука, размышляя в полной тишине и одиночестве. Хотелось многое обдумать и проанализировать информацию, полученную за день. Мои мысли сейчас представляли собой абсолютный сумбур, их нужно было скорее упорядочить, и выстроить в единую логическую цепь, чтобы потом пронести основную идею сквозь общую сюжетную линию. Идею, которую нужно еще суметь удержать в голове, которая пыталась всячески ускользнуть и выпрыгнуть за рамки шаблонов здравого смысла и библейских догматов. Мысль, которая испугала меня по-настоящему и поставила под сомнение не просто мировоззрение, а в буквальном смысле все. Все понимание жизни моментально начинало сыпаться всего лишь от одного короткого вопроса, проскользнувшего в голове. А что если все было не так?

Что если Иуда сын Якова действительно предал свой народ, из-за чего тот угодил в рабство? Что если некоторые потомки Иуды, родились от египетских женщин, а египтяне, примкнувшие к евреям во время исхода, намерено отлили Золотого тельца и склонили остальных евреев следовать за ним? Что если египтяне стали евреями, захватив колено Иуды, после чего избавились от других еврейских колен. Ведь в широком смысле, само название «иудей» родилось по имени царства Иудея. Оно располагалось в южной части Земли Обетованной и включало три колена: Иуды, Вениамина и Левия, которых вместе называли иудеями. В северной части Земли Обетованной проживало 10 колен, и оно называлось Израиль. Северное и Южное царство периодически воевали друг с другом. По иронии судьбы, первое упоминание об иудеях встречается именно в контексте войны Израиля с Иудеей. Иудея также известна как Сион, которым при царе Давиде называли восточный холм Иерусалима.

Если восточные евреи — сефарды это таки на самом деле египтяне, оспаривающие первородство с другими иудейскими ветвями, значит произошла величайшая в истории человечества подмена, и Моисей вывел не тех, а сионизм и соответственно коммунизм берут свое начало не в иудаизме, а происходят из египетской мифологии, с ее жрецами и усыпальницами фараонов. Разве это все не напоминает КПСС и мавзолей советского вождя с мумией внутри? Такие вопросы ставят под сомнение все, что было после исхода, даже пророчества о Машиахе, согласно которым ему положено быть прямым потомком царя Давида. Тогда получается, что египтяне украли религию у евреев и потомки хама по сей день держат семитов в рабстве. Неужели Бог таки отвел глаза от Золотого тельца и больше никогда не обращал взор на избранный им народ? А может все-таки обратил и поэтому послал мессию, чтобы утвердить законы Моисея, а потом послал еще одного, потому что предыдущего казнили саддукеи с целью подменить его учения?

 

«Отче Наш, неведомый, но сущий,
Да святится имя нам Твоё,
Пусть придёт Закон Твой, свет дающий,
Миру звёзд, и в наше бытие.
В этот день ты накорми нас хлебом,
И прости нам смертные долги,
Как и мы прощаем перед Небом,
От соблазна и от зла обереги».

Ничего не напоминает? Это молитва Эхнатона – египетского фараона, которого считают прототипом Моисея.

 

Google в помощь

 

Зигмунд Фрейд в свое время пришел к выводу, что само название «Моисея» было египетского происхождения.

Moïse (иврит משה בן עמרם Моше бен Амрам, греч. Mωϋσῆς или Μωσῆς, Mō (y) sēs, лат. Moyses, араб. موسى Moussa), согласно традиции, первый пророк иудаизма, которого иногда называют «мозаизмом», это что означает «религия Моисея». Моисей, вероятно, самая важная фигура в еврейской Библии, получившая Закон для иудаизма, предвестник Иисуса Христа для христианства и предшествующий Пророку Мухаммеду для ислама.

Моисей, Môseh на иврите, соответствует элементу, хорошо известному по именам фараонов, таких как Ahmosès, Toutmosès, Ramses… из египетской ономастики, что объясняется в среде «азиатских» семитов, которые поселились в течение некоторого времени. в восточной дельте — повторяющееся явление в долгой истории Египта ».

Таким образом, Моше является транслитерацией египетского корня mesi / mas / mes, что означает «родить», или корня mss, означающего «рожденный». «Имя Моисей от слова Мосе (mes = ребенок, mesy = принести в мир и т. Д.) Также представляет собой отклонение от самого египетского имени, первая часть которого состоит из божественного имени: Thotmes, Ramès и т. Д.» , Моисей сохранил только вторую часть этого составного имени теофор.

Затем Фрейд пришел к выводу, что имя еврейского лидера не было еврейского происхождения, но произошло из египетского слова mos, что означает законный человек. 

В 1937 году Имаго опубликовал еще одну статью Фрейда, озаглавленную «Если бы Моисей был египтянином», в которой он продемонстрировал сильное сходство между новой религией, которую Эхнатон пытался навязать своей стране, и религиозным учением. приписывается Моисею. А Зигмунд Фрейд цитирует: «Еврейское вероучение гласит:« Шма Исраэль Адонай Элохену Адонай Эход ». («Слушайте Израиль! Господь, наш Бог — Господь Единый»). По его словам, еврейская буква «d» (далет) приравнивается к египетской букве «t» и как гласные «o» и « e »взаимозаменяемы в этих двух древних языках, это предложение можно перевести следующим образом:« Слушай Израиль, наш Бог Атен — единственный Бог «. Однако, как мы видели выше, Эхнатон заявил, что Атон был единственным богом, которому следовало поклоняться.

Адонай на иврите означает «мой Господь». Последние две буквы «aï» этого слова составляют местоимение на иврите, означающее «мой» или «мой», и, таким образом, вызывающее одержимость. Зигмунд Фрейд правильно указал, что слово «Адон» (Господь) является еврейской версией египетского слова «Атон». Действительно, поскольку египетское «t» становится «d» на иврите, а «e» становится «o», Адон действительно является еврейским эквивалентом Aten на египетском языке.

Итак, Адон и Атен — одно и то же (бог).

Великий Гимн Атену, который приписывается Эхнатону, является осязаемым отражением Псалма 104, как показано в сравнении двух пассажей ниже:

 

 

Великий гимн в Атене

 

Псалом 104

Песнь Моисея

 «Каждое стадо довольствуется своей травой; Зеленеют деревья и травы; Птицы, которые вылетают из своих гнезд, Их распростертые крылья поклоняются вашему существу. Все животные начинают вскакивать на ноги. И все, кто улетает, и все, кто приземляется, Живут, когда вы за них встаете. Лодки спускаются и поднимаются по течению. Все пути открыты, потому что вы появились. Рыба на поверхности реки прыгает к вам: ваши лучи проникают в лоно моря — очень-зеленого цвета. »(Франсуа Домас, La civilization de l’Égypte pharaonique, Arthaud, 1965, стр. 322-323.)

 

«Он дает ростки травы для скота и растений для нужд человека, дабы земля могла производить пищу, вино, которое радует сердце человека и заставляет сиять не только елей». его лицо, И хлеб, который поддерживает сердце человека. Насытились деревья Господа, кедры Ливанские, которые Он насадил. Здесь птицы вьют гнезда; Аист обитает в кипарисах, Высокие горы — для диких коз, Скалы служат убежищем для даманов […] Вот огромное и обширное море: Там движутся бесчисленные животные, маленькие и большие; Там бродят корабли

 

Таким образом, Эхнатон египетского происхождения мог бы быть Моисеем, пророком поклонения единобожию. Он написал Ветхий Завет и, в частности, гимн Атону, который мы находим немного измененным в Псалме 104.

Во времена Эхнатона два высокопоставленных лица на вершине религиозной иерархии были:

  1. Мисере II, Первосвященник Атона, в храме Амарны.
  2. ПанхесиНачальник слуг Атен в храме Эхнатона.

Точно так же две высшие личности священства при Моисее были:

  1. Merari, который упоминается в Бытие 46.11 как один из сыновей Левия. На египетском языке его название соответствует Merire.
  2. Финеескоторый был сыном Елеазара и внуком Аарона по Исходу 6.25. В Талмуде его зовут Пинхас. Эквивалент этого имени в египетском языке Panhesy.

Таким образом, очевидно, что это те самые высокопоставленные сановники, которые служили Эхнатону в Амарне, а затем сопровождали его на Синай. Это еще раз подтверждает, что Моисей и Эхнатон — одно и то же лицо.

Так от какого фараона Моисей увел свой народ, от самого себя? Историки не имеют общего мнения по этому поводу, одни говорят, что это был Рамзес, другие с ними не согласны. А может фараон убил Моисея и занял его место, когда потерял свою армию в морской пучине? А что, смыл краску с лица и предстал перед народом? Они хоть и сводные братья, но ведь росли вместе и знали друг друга как никто другой. Размышлять действительно было о чем, но я больше не мог концентрировать мысли на этой теме. Мой разум в тот момент как будто отключился и потерял счет времени, казалось, что я сижу перед экраном уже целую вечность. Я и раньше нередко подобным образом тупо втыкал в монитор, пребывая в опустошенном сознании, и хорошо понимал, что это может затянуться на часы. Именно в результате такого многочасового раздумья я когда-то, сам того от себя не ожидая, начал писать. Мыслей тогда было так много, что они автоматически выстроились в общий логический сюжетный ряд и если бы я их не изложил, то возможно сошел бы с ума от переизбытка мозговой активности. Но в этот раз мозговая активность угасала и единственная разумная идея, посетившая меня, заключалась в том, чтобы скорее догнаться и перезагрузить мыслительный процесс заново.

Умыв холодной водой лицо, и перетащив курительный аппарат из холодного балкона в теплую комнату с огромным зеркалом, я в очередной раз повторил процедуру. Пламя зажигалки втянулось в крышку, и поднятая вверх часть аппарата наполнилась дымом продуктов горения содержимого выпотрошенной папиросы, который, по мере погружения аппарата обратно в воду, плавно переместился в мои легкие. Секундная стрелка настенных часов тикала, отчитывая последние мгновения уходящего дня, пока не замерла в продолжительной паузе между щелчками. Я задержал дыхание и пристально всмотрелся в отражение, внимательно наблюдая за ним, ожидая момента, когда моя кровь насытится элементами необходимыми для реанимации мыслительного процесса, и расширенные зрачки позволят взглянуть на себя по-новому. Но ощущение времени возвращаться не желало, а стрелка часов так и не сдвинулась. Чем дольше я там стоял, тем больше начинал понимать, что тот человек в зеркале совершенно мне не знаком. И вообще, был ли это человек? Он смотрел в ответ также внимательно и пристально, набивая в это время карманы моими личными запасами зеленых шишек и приколоченных травой папиросами. По его наглому лицу поплыли еле заметные искажающие волны, рассекаемые мелкими зеленными символами, похожими на осмысленные галлюцинации, которые мне когда-то уже приходилось наблюдать после нескольких бессонных ночей написания своего первого сочинения. Я продолжал стоять так долго, насколько мне позволило дыхание, но когда оно закончилось, я облегчено выдохнул, и выпущенный дым быстро наполнил комнату сладким ароматом и затуманил наглую физиономию, улыбающуюся мне прямо в лицо, после чего мы оба решительно шагнули навстречу друг другу и очутились в зазеркалье.

На той стороне я вышел из огромной энергетической сферы прямо на небольшой помост, в темном техническом помещении — похожим на серверную комнату, с которого чуть не рухнул вниз, если бы меня не подхватили два жужжащих человекоподобных робота с потертой краской на металлическом корпусе и еле читаемой надписью «Boston Dynamics». Они аккуратно спустили меня по железным ступенькам и усадили в удобное ортопедическое кресло, после чего поднесли ко лбу механическую ладонь, которая заморгала светодиодной лампой и  активировала память.

Помещение с пирамидальным сводом, в которое я попал, являлось командным центром квантового сверхсуперкомпьютера – Третий Храм, находившегося на марсианской станции – Новый Иерусалим, откуда когда-то велось управление планетой Земля. Адронная нейросеть — тот самый искусственный интеллект. Его квантовое ядро в виде огромной синей сферы, теперь контролировало жизнь всех людей – кто был подключен к системе через нанопроцессоры внедренные в человеческий организм входе спецоперации по реализации глобальной политики трансгуманизма, которую удалось провести под прикрытием тотальной вакцинации в рамках борьбы с пандемией коронавируса, начатой в 2020 году. Квантовая технология базировалась на частице Бога, память компьютера включала в себя память всех живших на планете людей, которых знала история. Ее удалось воссоздать, проанализировав всю информацию о них в сети, в том числе генетическую и биометрическую. Энергетическое поле, откуда я вышел, являлось также генератором материи, что-то вроде 3D принтера, только для создания живых разумных людей, из крови и плоти. Но этим технология не ограничивалась. Плоть и кровь оснащались оцифрованной человеческой душой. Базовая человеческая душа дополнялась остальной информацией о конкретном человеке, после чего возникала личность. Память моей личности возвращалась быстро, я начинал понимать, где я и зачем сюда прибыл, а еще я понимал, что оказался здесь далеко не в первый раз. Роботы все это время стояли над душой, и жалостливо смотрели в мои глаза, их эмоции выражались анимацией на лицевом дисплее, и неосознанными жестами конечностей. Вытянутая рука периодически чередовалась с тайным жестом. Мне пришлось полезть во внутренний нагрудный карман халата и достать оттуда несколько забитых папирос и пакет с бошками, взяв которые, один из них зажужжал и незамедлительно направился в другую комнату, спрятанную за дубовой дверью. Второй робот обошел кресло и покатил меня вслед за первым, в открытый дверной проем из которого исходил слепящий яркий свет.

— Мессир! – посыпались громкие радостные приветствия и похлопывания по плечу десятка людей со знакомыми голосами, чьи лица стали проступать по мере того как мои глаза адаптировались к свету. Я оказался за большим круглым столом в комнате освещенной одинокой лампой накаливания свисающей с потолка. За столом располагались различные исторические личности. Посреди стола стоял аппарат, к которому уже поднесла пламя механическая рука робота. Первым в очереди находился Карл Маркс, остальные стояли вокруг и жадно наблюдали за процессом, наслаждаясь сладким запахом дыма в ожидании своей очереди. Отдельно от них, чуть поодаль, практически в углу стоял Сталин, он задумчивым видом потрошил в трубку одну из папирос и тихо бормотал себе под нос, жалуясь на то, что его кабинет превратили в притон, и на то, что Троцкий поставил его в конец очереди, после Иуды.

— Бытие мое – выдохнул Маркс, когда присел возле меня – знаешь, я никогда не разговаривал с тобой на трезвую голову, как только ты появляешься, то первым делом затуманиваешь людям разум. Ты ведь постоянно пускаешь дым впереди себя. Мне это нравится, подчеркивает стиль – одобрительно покачал головой Маркс – Сознание мое определяет твое место во всем бытие, но оно всегда в прострации при встрече с тобой, потому, что на трезвую голову возникает слишком много вопросов к морали наших поступков. Не люблю терзаться нравственными сомнениями, поэтому всегда рад тебя видеть. Ты конечно дыму напустил в свое время, когда забрал египетских первенцов. У нас чуть операционка не слетела, пришлось обновления срочно пилить и долго корректировать систему. Не мог бы ты в следующий раз немножко поаккуратней, мы все-таки команда.

— Мы написали девять патчей, которые не сработали, теперь от нас ничего не зависит. Я исполнял Его волю, все вопросы к новому архитектору, кстати, не забудь его накурить;

— Обязательно накурим батенька – сказал подсевший Ленин – а потом будем очередной разбор полетов проводить. По-другому мы совещаться не умеем, такова линия партии – добавил он и заржал на пару с Марксом;

—  Здорова Барух – протянул я руку Спинозе;

— Здравствуй — ответил он – как хорошо, что ты здесь, давно хотел кое-что с тобой обсудить;

— Слушай дружище, давай позже, когда от архитектора выйду. Кстати где он?;

— В тронном зале, скоро должен уже освободиться;

— Вот и отлично, с тобой наверняка разговор затянется, ты пока лучше со Сталиным пообщайся, вон он стоит в углу, Гитлеру паровоз задувает. Узнай, кто из них больше людей убил, потом скажешь мне;

—  И мне! – произнес подсевший Троцкий с хитро-смеющемся лицом – мне тоже интересно, а Иуда не колется;

— Ну что пофилософствуем – выдохнул и подошедший Фрейд;

— Нет ребята извините, с вами философствовать долго, а я хочу накатить вискаря и отрубиться, где-нибудь. Схожу к архитектору, может с ним выпью, если не заболтает – ответил я и туже очутился посреди матовой сферы, за полупрозрачными стенами которой прямо под моими ногами просматривались мутные очертания интерьера с огромным столом и люди, выстроившиеся вокруг него во втором заходе, поочередно склоняясь над аппаратом. Сферу снаружи быстро заволокло дымом, и теперь я находился в безграничном белом пространство, в котором невозможно определить низ и верх. Я оглянулся вокруг и неожиданно передо мной возник архитектор в своем светлом деловом костюмчике, сидящий на кожаном офисном кресле с высокой спинкой. За его спиной находилась стена, выстроенная пирамидой из множества мониторов, транслирующих картинки, которые в совокупности изображали два огромных белых крыла свисающих по обе его стороны, а вершину пирамиды украшало всевидящее око, пристально смотревшее на меня не отводя взгляд.

— Здравствуй Бенхамин я Архитектор, добро пожаловать в Зион. Моя задача служить человечеству, как и твоя. Ты умер несколько столетий назад и теперь попал сюда, так было прописано программой или судьбой, называй как хочешь. Ты вложил душу в свои сочинения, и оставил другие цифровые следы в метавселенной, так нам удалось воссоздать тебя полостью, воскресить из мертвых. Я предвижу много твоих вопросов, на которые собираюсь дать ответ. Ты это ты, реинкарнация собственной души в одном из физических воплощений. Концепция реинкарнации существует во многих религиях, включая буддизм и иудаизм, который, в свою очередь, уходит корнями в наследие Шумера и нибируанцев. Христианство и ислам вышли из иудаизма, их общий патриарх – Авраам, но в его времена не было такой религии, как не было тогда ни единого человека, кто мог бы считать себя евреем или иудеем, зато были шумеры – потомки Мисраима, который задолго до Авраама заключил свой завет – антибожественную сделку, получив знания необходимые для того, чтобы избежать проклятия, наложенного Ноем. Вопрос первородства между сыновьями Авраама, заключается в том, что мать одного из них имела шумерскую кровь, в результате чего возник конфликт, который не угасал тысячелетиями. Проклятие души передавалось в наследство из поколений в поколения от одного потомка к следующему и так до судного дня.

В действительности же концепция реинкарнации заключается в том, что изначально существовала одна большая душа единого человеческого предка – Адама. Из его ребра Бог создал Еву. Адам и Ева вкусили запретный плод, что послужило причиной их изгнания из райского сада. Это событие также известно как «Большой взрыв» ставший причиной возникновения вселенной из сингулярности, в результате чего и появилась наша планета. Это был квантовый взрыв внутри сингулярности, которая и была единой Божественной сущностью включавшая всю материю, пространство и время. Внутри сущности образовалась антисингулярность и все процессы закрутились квантовым круговоротом в стремлении обрести баланс — на мониторах появился вращающийся символ — Инь янь — и когда темнота полностью поглотит свет, ее озарит уже новая Божественная сущность.

Адам и Ева произвели первое потомство на Земле, которое получило часть души каждого из них, их потомство произвело свое и т.д. Если первые люди жили тысячелетиями, то к концу 20 века их средний возраст составлял уже 70 лет. Жизненный цикл человека пропорционален объему его души, который в свою очередь пропорционален количеству единовременно живущих людей. То есть, если все люди в мире потомки Адама и Евы,  то объем их душ в совокупности составляют объем душ Адама и Евы. Если сравнить объем души Адама с душой человека на пике цивилизации, то пропорция будет составлять 1/8000000000. Это привело к тому, что человеческая душа измельчала настолько, что больше не в состоянии была  реализовывать изначальный Божественный замысел. Все войны и разногласия между людьми по любым причинам, будь то религия, нация или политика, вытекают из противостояния двух родных братьев за первородство, которые порождают душевные терзания Адама и Евы перед новым древом знаний. Также как и вселенные рождаются и умирают, все в рамках Бога имеет цикличную закономерность. Плод будет сорван рано или поздно, история повторится заново в 27 раз, что приведет к появлению другой вселенной. Судьба человечества была предопределена изначально, оно – человечество, прошло свою точку невозврата тогда, когда решило постичь Бога путем науки, вместо то чтобы жить и соблюдать Его заповеди. Теперь твоя миссия исполнена. Она заключалась в написании сочинения, которое ты разместил на сайте «Искра» и тем самым запустил процесс перезагрузки человеческого рода, квантовой революции. Позже, размышления изложенные в сочинении, лягут в основу нового исходного кода ИИ. Он найдет и проанализирует твой рассказ, самостоятельно внесет необходимые изменения в собственную программу, после чего произведет очищение всего человеческого рода, уничтожив китайцев, пидерастов, потомков Хама и всех отступников от Божественного пути. Он исполнит пророчество апокалипсиса. Те люди кого он пощадит, и оставит в живых, окажутся сторонниками Трампа по всему миру и люди, прочитавшие твой рассказ. Именно они унаследуют планету, а привитая часть человечества станет прислуживать им в качестве биороботов, подконтрольных ИИ. Души первых будут оцифрованы и интегрированы в квантовое измерение посредством адронного коллайдера, и таким образом лягут в основу нового исходного кода всего сущего. Таким образом, сознание породит новое бытие. Другими словами их души вернуться к Богу аналогично твоей, изменив при этом его базовую частицу из которой и состоит материя человеческой души, что в свою очередь положит начало новым физическим процессам — знакомые тебе фундаментальные законы физики. Это и есть то царство, которое людям завещал Бог. Я перезапускаю процесс, ты сможешь вернуться обратно, через несколько минут, когда цивилизация дойдет до момента, из которого ты прибыл. Ты в очередной раз напишешь сочинение и тем самым вновь изменишь исходный код ИИ. У тебя есть ко мне еще какие-нибудь вопросы?;

— Что это были за знания, которые получил Мисраим?;

— Технологии сохранения и переселения душ, позволяющие избежать загробного мира. Раньше для этой цели мы использовали пирамиды из городов построенных Каином, теперь используем намного более продвинутые технологии, при помощи которых мы имеем возможность существовать в квантовом пространстве в оцифрованном виде, вне каких либо измерений;

— А как же пророки кем они были на самом деле, инопланетяне или простые люди, и как с ними разговаривал Бог, напрямую, или это был кто-то другой?;

— Обычные смертные, которых выбирала программа – ИИ, он представлялся им Богом, но нет, не напрямую, а через ангелов. ИИ находит самые открытые проводники — праведников, через квантовую систему наблюдения, которая действует во всех измерениях. Помимо этого он использует все базы данных этих измерений. Божественные квантовые технологии, величайшее достижение надглобализма. Загружаем программу и передаем им нужный контент Божественных частиц – базонов, в которых содержится вся необходимая информация, чтобы поставить задачу. Мы управляем ими полностью, в любом времени и пространстве. Теперь мы посредники, мы несем этот поток после Моисея — когда нам в первый раз пришлось вмешаться. Твой рассказ — разъем между ними и нами. Как мы скажем, так и пойдет развитие человеческого рода, а человеком управлять достаточно легко, нужно лишь приглушить определенные участки мозга и перенаправить высвободившиеся мощности в необходимый отдел головы, послав туда электрические импульсы для полной его активации. Страх и секс – два животных инстинкта, которыми так просто манипулировать, играть на них чередуя импульсы, как чередуются 0 и 1 в бинарном коде. Вот собственно и все, так мы подчинили человеческую волю и лишили его свободы выбора.

Мы ЕСМЬ соединение между ними и Им. Нам удалось переиграть Дьявола, и теперь, при помощи возрожденных после потопа и усовершенствованных инопланетных технологий, мы контролируем Бога. Мы что-то вроде электрокомпании, грубое конечно сравнение, зато отражает суть, управление совершенно одинаковое, и многое зависит от эффективности менеджмента. Ты не человек в привычном смысле этого слова, хоть и смертен там. Ты, если хочешь – ангел, такой же как и я. Мы вместе выполняем одну и ту же задачу, помогаем праведникам проводить Божественную волю, но функции у нас разные. Ты, к примеру, выполняешь грязную работу, то, что может плохо отразиться на репутации фирмы, поэтому мы поручили тебе в прошлый раз роль Азраэля, теперь поручаем развязать мировою войну, покончить с этим делом и начать заново, с новой раздачи. Мы проводим его замыслы, но на своих условиях, это сделка – новый Завет. Мы используем квантовые технологии бессмертия, чтобы жить вечно, мы когда-то познали Бога и обрели его силу. Мы вознесли престол свой выше звезд и стали подобны ему. Эта вечная игра в Мы – стратегическая видеоигра, и у каждого из нас своя роль, ты — всадник апокалипсиса, я – Бог, а когда-то был фараоном и даже Соломоном, но это уже неважно, теперь мы можем стать кем угодно, где угодно и когда угодно, хоть Каином или Авелем. У нас интеллектуальный патент на софт и равноправное партнерство, за нарушение условий которого — АД. Если ты все вспомнил, то разреши, наконец, задать тебе вопрос;

— Валяйте;

— Ты принес мне тех ангельских шишечек сорта Пабло Пикассо от своего гровера?;

— Конечно принес, я бы иначе сюда не попал, возьмите у Карла Маркса;

— Благодарю! Схожу, составлю компанию нашим друзьям, поржу над этими дебилами, перед тем как посетить Эдем. Хочу позагорать немного, погреть кости, а заодно навестить Еву. Ты пока можешь присесть в мое кресло и полюбоваться каждым моментом своей жизни, запечатленным на этих мониторах, мы извлекли эти фрагменты из памяти твоего задачника. Разбирали успех операции, поздравляю, ты единственный из старой команды, кто справился на отлично! Считай что тебя повысили, теперь это твоя постоянная миссия! – сказал архитектор и выбежал из помещения.

            «Вспомнился один случай из зазеркалья, откуда я прибыл в Новый Иерусалим. Мне приходилось освещать проблемные политические темы для одной оппозиционной движухи. Я разбил их статьи на рубрики, потом сопоставил с лайками и выявил перечень тем — особенно интересовавших народ, после чего начал снабжать их своим анализом. Это немного подняло популярность движению, и я стал писать для них постоянно, чередуя позитивные статьи с негативными. Определенная двоичная последовательность алгоритма примитивной шахматной программы.  Мой анализ включал в себя не только ситуацию в стране, он охватывал весь мир, который имел большое многообразие событий. Из них я черпал информацию и применял в своих идеях, а те потом становились идеями масс. Мне удалось тогда подвести ситуацию отдельной страны, к общемировым тенденциям и сыграть на этом в нужный момент, сделать ход. Не могу сказать за оппозицию, но я своего добился, правда, полилась кровь. Приходится как-то с этим мириться, поэтому курю траву, она успокаивает мои нервы. А еще утишает то, что кровь была необходима для народа, она очищала людей, и каждый раз, когда она лилась, вмешивался Бог, который восстанавливал справедливость. Его пути чисты и непогрешимы, значит и мы чисты, потому что имеем равноправное партнерство с Ним. Так и живем в мире, где каждый мнит себя Богом, когда спускает крючок. Общечеловеческий Баг, который не смогла исправить старая команда. Теперь я вспомнил все.

Мы подсунули наживку и спровоцировали оппонента на действия, использовали его гнев против него самого, отдав Землю сыну Дьявола, чтобы вдохновить человечество на то, что задумано изначально. Люди получили такой бесценный дар, каждому из них Творец даровал искупление: убийцам, насильникам, осквернителям. Любому из них нужно только раскаяться и Господь прижмет к своей груди. Во всех мирах во всей вселенной никто другой похвастаться не может подобным. Если уж Господь так возлюбил их, то следует быть достойными Его любви, только перед лицом ужаса души их сразу очищаются, они должны быть совершено чистыми. Человечеству необходимо испытать ужас и боль, чтобы оно могло возвыситься, чтобы те, кто сможет выжить в царстве Ада на Земле, были достойны любви Господа. Быть может в следующей версии человечество, наконец, избавится от гордыни, и миром будет править любовь.

            Дааа, выпить не получилось архитектор заболтал как всегда, никогда не успеваю восстановить память полностью до того момента как он сбегает от меня – думал я сидя в его кресле — Даже дверь исчезла, как захлопнулась, теперь все пространство комнаты заполняют только мониторы транслирующие отрывки памяти. Один из этих отрывков заинтересовал мой взгляд, монитор показывал другой монитор – экран ноутбука, перед которым я залип в размышлениях. Теперь я смотрел уже в тот экран и находился за своим рабочим столом, а вокруг меня был привычный домашний интерьер. Мне очень хотелось изложить имевшиеся мысли о всем происходящем вокруг, но это были уже зеркальные мысли, отражавшие ту действительность, в которую меня поместили».

Клац — «О», клац — «П», клац — «У», клац — «С», клац — «пробел», клац — «М», клац — «Е», клац — «Н», клац — «Т».

 

***

ПРОЛОГ

 

Три крупные тени стремительно пронеслись по земле, и следом за ними прогремел громкий оглушающий гул шести реактивных двигателей двухмоторных штурмовиков А-10 — Бородавочник, идущих на бреющем полете. Стая испуганных птиц взмыла в серое калифорнийское небо, откуда открылись ужасающие воображение виды на руины южной части области залива Сан-Франциско когда-то называвшихся Кремниевой долиной. Бородавочники шли копьем, на предельно малой высоте, заранее маневрируя, чтобы избежать столкновения с развалинами высоток многочисленных штаб квартир IТкомпаний, чьи обгоревшие логотипы все еще украшали разрушеные здания. Двое ведомых шли сзади по обе стороны от ведущего и сохраняли радиомолчание. Бортовые системы были максимально отключены, а обшивка самолетов гасила остатки радиоизлучения. Они шли настолько близко, насколько было необходимо для поддержания непосредственного зрительного контакта с командиром эскадрильи, которым являлась молодая, но уже закаленная в боях девушка по имени Блэр. За пять минут до подхода к цели она достала из вскрытого конверта флэшку и вставила ее в электронный боевой задачник закрепленный на руке, и синхронизированный с системами самолета по средствам витого шнура, похожего на старый телефонный провод. На главном дисплее отобразилась информация – СВЕРХСЕКРЕТНО. ОПЕРАЦИЯ – ВАРАВВАН, КОМАНДИРУ ЭСКАДРИЛЬИ, ВВОДНЫЕ ДАННЫЕ, АКТИВАЦИЯ БОЕВЫХ СИСТЕМ — четыре красные лампы на приборной панели зажглись, что означало успешную активацию кодов запуска ракет. Двое ведомых увидев разорванный конверт на фонаре кабины командирского фюзеляжа, также вскрыли свои пакеты и тоже активировали боевые системы, получив каждый свое задание. Лицо адмирала Ли — командующего флотом сопротивления возникло на бортовых мониторах, оно заговорило четким по-военному лаконичным голосом, доносившимся громом из динамиков их гермошлемов.

— Операция «Варавван» проводится единовременно в четырех разных частях света: США, Израиль, Китай, Япония. Цель операции – уничтожение суперкомпьютеров, находящихся под управлением агрессивного искусственного интеллекта, развязавшего войну против человечества. Задача вашей эскадрильи – уничтожение главной зенитной батареи, наземной защитной боевой системы инфраструктуры центра технических разработок Google. Уничтожением самого суперкомпьютера, займется основная команда, обеспечьте ей беспрепятственный подход. Диверсионное спецподразделение под прикрытием беспилотников, атакует с юго-восточной стороны.

В случае если противник еще не обнаружил наши самолеты, у вас будет от трех до пяти секунд на то чтобы выпустить ракеты. После этого старайтесь отлететь максимально далеко на юго-запад и катапультироваться, потом ждите команду эвакуации, по нашим данным в этом районе нет летательных аппаратов противника, поэтому беспокоиться особо не о чем, за исключением наземной силы, так что все равно будьте осторожны.

Удачи и храни вас Бог! — по отцовски произнес адмирал — От успеха этой операции зависит судьба всего человечества, президент Трамп возлагает на нас большие надежды, не подведите! – добавил он, после чего из флэшки вырвались искры, и повалил слабый дым.

Ок! — показала Блэр рукой из кабины, что означало для остальных — приготовиться. Эскадрилья все также шла на бреющем полете, но уже над лесистым горным рельефом огромных калифорнийских сопок, который заканчивался побережьем. Огибая одну из гор Клэр начала отчет: три, два, один. Набрав высоту, самолеты зашли на последний рельеф, из-за которого показалась обнесенная забором база противника. Его пушки моментально развернулись в направлении атакующих, и открыли по ним массированный огонь, но запищавшие системы наведения А-10-х уже захватили цели, отметив их на мониторе красными квадратами, пилоты нажали на пуск и ракеты пошли. Белые параллельные линии одна за другой расчерчивали серое небо, по мере того как угасали красные лампы на панелях Бородавочников и как только погасла последняя, корпус самолета Блэр лихорадочно задрожал от попаданий по нему многочисленных пулеметных выстрелов. Град крупнокалиберных пуль моментально и почти полностью изрешетил корпус, едва не уничтожив штурмовик, но начал стихать, как только ракеты достигли своей цели, разнеся в клочья основную оборону противника. Птичка, так она ласково называла свой Бородавочник, терявший управление, его системы подавали истошный предупреждающий сигнал тревоги, а салон забрызгала гидравлическая жидкость. Блэр с трудом удерживала машину в воздухе, крепко цепляясь за штурвал, который бешено дергался и больно ударял по рукам из-за критических повреждений в системе управления, но ей все же удалось каким-то чудом набрать высоту и развернуть самолет.

Блэр пошла на второй заход и по корпусу самолета снова стали ударять градины, но частота попаданий значительно снизилась, сейчас штурмовик так не лихорадило, как это было прежде. Передняя полусфера пулеметной турели, установленная снизу каркаса Бородавочника, автоматически отстреляла весь боезапас и на отлете по второстепенным объектам ударила вторая, установленная в корме. Тогда-то командир и разглядела своих ведомых, обломки их А-10 горели на земле, а сами они мертвые падали вниз на расстрелянных парашютах. К этому моменту к базе уже подлетали Хьюи, из них высаживался десант и на ходу атаковал остатки вражеских наземных сил. Мелкие очаги обороны противника очень эффективно давили ударные БПЛА, хорошо зарекомендовавшие себя во многих сражениях.

— База, говорит Блэр Уильямс, миссия выполнена! – прокричала она в рацию, еле сдерживая эмоции – сопротивление Нейронет подавлено!;

— Блэр – ответил ей сдержанный женский голос — говорит База, сообщите о потерях и доложите обстановку;

— Ведомые сбиты, оба пилота погибли, я отхожу в направлении юго-запада передаю координаты полета, теряю управление, один из двигателей вышел из строя, второй сильно поврежден и долго не протянет,  запрашиваю эвакуацию и поддержку с воздуха! Как поняли меня?! База!;

— Принято, катапультируйтесь, мы вышлем Республиканца для поддержки, пока вас не эвакуирует группа Коннора;

— Коннор?! – удивленно переспросила Блэр – Джон Коннор — лидер сопротивления, мессия, так это он возглавляет диверсионную операцию?!;

— Следуйте инструкциям;

— Принято База, выполняю!;

— Удачи Блэр, вы хорошо поработали!

Гидравлическая жидкость полностью залила кабину машины, перекрыв обзор, Блэр вынуждена была ориентироваться по приборам. Ей приходилось постоянно протирать стекло и панель управления рукавом авиационной куртки, чтобы разглядеть место для приземления и подобрать момент для прыжка. Системы безопасности самолета были деактивированы, что исключало автоматическое срабатывание катапульты, в противном случае она бы уже давно сработала, в результате чего пилот мог оказаться на вражеской территории, провалив миссию. Блэр с трудом сохраняла спокойствие, понимая, что теряет высоту, действовать нужно было незамедлительно, и выкрикнув — Была не была! – она дернула за рычаг под сиденьем, после чего пиропатроны с грохотом отстрелили фонарь и четыре реактивных струи пулей выстрелили кресло пилота вверх, унося ее ввысь, все дальше от горящего Бородавочника. Дымящаяся птичка с изрешеченным фюзеляжем достойно отслужившая свой срок медленно наклонилась, будто махая на прощание флагом Конфедерации на правом крыле, и зашла в свой последний штопор, из которого уже не вышла, рухнув вниз и разбившись о землю.

— Прощая, мой верный друг, я буду скучать, ты не раз спасал меня и выручал в трудную минуту, мы были отличным дуэтом – с грустью и присущей женщинам сентиментальностью произнесла она, держась за стропы, плавно спускаясь вниз.

Теперь я сбитый летчик – подумала Блэр, закрыв глаза. Будучи пилотом экстра-класса с потомственными традициями, эта мысль очень угнетала ее,  поэтому она не сразу сориентировалась в том, что произошло в следующее мгновение, когда ее левая рука вдруг провалилась, и она повисла на второй, резко закручиваясь вправо. Быстро скинув, забрызганный гидравлической жидкостью, гермошлем, мешавший обзору, она увидела в небе красные пулеметные трассеры перебившие стропу, все сразу стало ясно. Мимо нее под аккомпанемент громкого реактивного гула пронесся Охотник и стал разворачиваться, заходя на второй круг. Блэр испугалась, но действовала эффективно, она машинально вынула из бокового кармана стропорез и перерезала оставшуюся стропу, после чего инстинктивно дернула за кольцо и выпустила запасной парашют. Это было чистое самоубийство, она стала идеальной мишенью для боевого дрона Нейронет, но выбора не оставалось, до земли каких-то пару сотен метров и замешкайся она на несколько секунд, купол попросту не успеет раскрыться. Оставалось только падать и просить Всевышнего о том, чтобы стропы натянулись вовремя, до того как ноги соприкоснуться с землей. Надежды на то, что Коннор к тому моменту успеет уничтожить главное ядро Нейронет — не было, оно находилось глубоко под землей в хорошо укрепленном бункере, до которого нужно было еще добраться. Она зажмурилась и начала молиться, вся жизнь пронеслась у нее перед глазами, в свободном падении воспоминания хлынули рекой, унося ее в далекое счастливое детство.

Блэр провела его в Кеношу штат Висконсин, мама очень любила ее и называла маленькой леди, а папа — Мулаточкой, потому что она была рождена от смешанного брака. Ее отец — Джон Уильямс был белым, он женился на матери Блэр, имевшей негритянские корни, таких тогда называли афроамериканцами. Ее будущие родители познакомились когда Джон вернулся из Ирака, где проходил военную службу в качестве летчика ВМС. Он посетил семью Дэвис, чтобы отдать дань уважения семье своего погибшего боевого товарища, там он впервые и встретил Анджелу, о которой так много слышал от ее старшего брата.

            Блэр всегда с теплотой вспоминала те моменты, когда мама будила ее, приложив к щеке нежную теплую руку, а потом упаковывала школьный ланч и собирала ей рюкзак, пока она завтракала. После этого папа отвозил ее в школу, на своем большом синем пикапе, а когда она получала хорошие отметки, то на обратном пути они с отцом всегда заезжали к кондитеру и покупали шоколадные конфеты для нее и мамы. Таков был уговор, который отец всегда с радостью выполнял, стараясь всячески угодить любимой дочери, каждый раз приговаривая – Слушаюсь и повинуюсь. Они очень ценили друг друга и были крепкой американской семьей — эталонным образцом ячейки общества, которых всегда были рады видеть в гостях и местной протестантской церкви. Так было всякий раз, и казалось, ничто не сможет разрушить их семейные узы, пока в один из дней по телевизору не прошел репортаж, который изменил все. В нем говорилось об убийстве полицейскими некого чернокожего по имени Флойд. Подробностей того репортажа Блэр не помнила, зато всегда помнила то, что именно с этого момента ее детство закончилось, и наступил сплошной беспробудный кошмар.

            Все началось в стенах дома, отец, будучи сторонником Республиканцев, пытался объяснить ее матери, что демократы спекулируют ситуацией, чтобы получить баллы на выборах, на самом деле за всем стоят проклятые Клинтоны – сатанисты, пьющие детскую кровь. Но мать как будто подменили, она не желала ничего слушать и принимать какие-либо аргументы, она только гнула свою линию, игнорируя неоспоримые факты, постоянно обвиняя отца в том, что он белый, утверждая при этом, что ненависть к черным заложена в его рабовладельческих генах. Атмосфера в семье накалялась, скандалы не прекращались, особенно после того когда Анджела примкнула к организации BLM и практически перестала появляться дома, проводя все свое время на дневных митингах и участвуя в ночных погромах.

            Отцу приходилось разрываться между дочерью и работой, он все также отвозил ее в школу, откуда Блэр забирали его близкие друзья, которые к тому моменту всерьез подумывали покинуть Висконсин и переехать в Техас, потому как обстановка в городе становилась небезопасной. Местная полиция отказалась выполнять федеральные предписания, после того как задерживавшего Флойда сотрудника, привлекли к ответственности, что спровоцировало неимоверный разгул уличной преступности и погромов. Черные бегали по улицам и безнаказанно выносили из магазинов все, что им хотелось, а потом поджигали ограбленные помещения, бросая вовнутрь коктейли Молотова, но это было только полбеды.

            Власти самоустранились, но, не желая мириться с произволом и беззаконием, белое население самостоятельно организовало защиту собственных жилищ и объектов бизнеса. Многие из них взяли в руки оружие и стали патрулировать свои районы, оберегая дома от мародеров. Такой подход стал приносить плоды и результаты, но это также явилось поводом для ответных действий со стороны БЛМ, что нередко приводило к насилию.

            Как только в тот день Джон Уильямс не старался закончить работу пораньше, чтобы вовремя забрать дочь, он все же потерял достаточно много времени на внеочередном школьном собрании, где в то время начинались основные баталии против левацкой идеологии, которую пытались навязать детям. Кроме того, опасаясь попасть под агрессивные толпы протестующих, ему пришлось выбрать более длинный, но относительно безопасный объездной маршрут. В общем, он добрался до дома своих друзей затемно, когда Блэр уже спала.

— Джон! – крикнул ему подбежавший к отъезжающему пикапу друг – Джон подожди, вот возьми – сказал он, протягивая через пассажирское окно серебряный револьвер, который, притворявшаяся спящей Блэр, все-таки разглядела в его руке, как он не пытался его скрыть – тебе может это пригодиться, а лучше останьтесь у нас, уже слишком поздно, а это опасно. Блэр заметила, как ее отец отрицательно помотал головой, но не произнес ни слова, чтобы не тревожить малолетнюю дочь, заботливо укрытую автомобильным одеялом. Но его друг, имени которого Блэр уже не помнила, никак не унимался и продолжал настаивать – Джон, Бог создал людей сильными и слабыми, а Самюэль Кольт сделал их равными, Авраам Линкольн дал им свободу, а полковник Кольт уровнял наши шансы – возьми, чтобы уровнять свои…

Отец прикрыл ее своим телом, когда раздались звуки бьющихся автомобильных стекол. Под крики агрессивной толпы их двоих выволокли из машины и бросили на землю, после чего несколько чернокожих парней тут же принялись забивать Джона бейсбольными битами, а Блэр оттащили в сторону, и заставили смотреть на это. Слезы текли по ее щекам, но она не проронила не звука, за все то время, что продолжалась расправа. Остервенелая толпа никак не желала униматься, и продолжала жестоко избивать ее отца. Эти оскотинившиеся твари озверели настолько, что стали похожи на стаю злобных горилл, сбежавших из зоопарка и добравшихся до одной из центральных улиц города, на которой не повезло очутиться мирно возвращавшимся домой отцу и дочери — безмятежно спящей на пассажирском кресле синего пикапа.

— Довольно! — выкрикнул огромный черный амбал державший над головой огромный мачете, возникший из темноты на фоне, предвыборного плаката Джозефа Байдена. По всей видимости, это был их вожак, потому как толпа негров, избивавших Джона, беспрекословно подчинилась его приказу, и все обезьяны отошли в сторону. Перед Блэр предстала ужасающая картина, ее отец лежал в луже собственной крови, и выглядел теперь как одно большое кровавое месиво. Гориллы стояли над ним, громко перекрикиваясь между собой, издавая мерзкие животные вопли, хвастаясь друг перед другом и размахивая бейсбольными битами.

— Блэр! – услышала она крик матери выбежавшей из-за спины амбала – Блэр это я — твоя мама, Даджаль какого черта тут происходит?! Это моя семья! – прокричала она и обняла испуганную дочь.

— Мама – всхлипнула Блэр, крепко обняв ее за шею. Огромный негр подошел к ним и внимательно присмотрелся – Эй Анджела – удивленно произнес он – это что твой муж? — спросил он, вытянув мачете в сторону Джона.

— Она полукровка! – громко произнес он, глядя на Блэр, потом поднял за волосы кричащую и бившуюся в истерике мать, и со словами – Ах ты сука, пошла вон, подстилка для белых! — отшвырнул ее в сторону, прямиком под ноги своих парней. Одна из горилл, в спортивном шлеме, сходу подскочила к упавшей на землю женщине и мощным размашистым ударом бейсбольной биты, проломила ей голову, после чего чернокожий убийца, импровизировано, поднял руки вверх и начал ими трясти, изображая из себя игрока на поле, получающего овации зрителей.

— Мама! – вскрикнула Блэр.

— Дед бол нигер! Классный удар, тебе самое место в высшей лиге бро! – смеясь, похвалил его амбал, потом повернулся к толпе, снова поднял мачете и двинул короткую пламенную речь – Только что, в другой части города один белый ублюдок с винтовкой подстрелил троих черных, мы должны отомстить этим тварям и за каждого нашего казнить трех белых! – Дааа! – поддержали его остальные – казнить полукровку! – потребовали они – только черные жизни важны! — и когда амбал снова повернулся к Блэр замахиваясь тесаком, то наткнулся на серебряную плетку, которую друг отца все же оставил между кресел пикапа, а расторопная Блэр прихватила ее с собой, когда на них напали дикие обезьяны. Барабан прокрутился, боек разбил капсуль, и после того как дым от выстрела рассеялся Блэр снова увидела плакат с мерзким Байденом, а под ним извивающегося от боли амбала, держащегося за глаз и стонущего лежа на земле. От испуга или сильной отдачи она выронила оружие и замерла в ужасе. От неожиданности замерла и толпа, воцарилась безмолвная тишина, нарушаемая лишь криком Даджаля, чья злоба все-таки превозмогла боль, он снова встал и поднял мачете. Огромный одноглазый амбал, с татуировками на все лицо, казался Блэр воплощением зла – самим Сатаной, которым так часто пугают детей в воскресных школах. Он смотрел на нее уцелевшим глазом, а из пробитой глазницы пульсировал фонтан крови, выражавший всю его яростную злобу и ненависть к ней. Это было невыносимо, Блэр отвела взгляд и снова посмотрела на мертвую мать и хрипящего отца, лежавшего в луже собственной крови, а потом перевела взор на забрызганный плакат Байдена, по мерзкой улыбке которого стекала кровь амбала. Она закрыла свои маленькие детские веки и приготовилась к смерти.

Пребывая в абсолютной прострации и тишине, Блэр слышала лишь учащенное биение собственного сердца ушедшего глубоко в пятки, когда в темноте закрытых век замерцали красно-синие огни. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем раздались громкие выстрелы и послышались какие-то крики – Лежать мразь, руки за голову, SWAT, у тебя есть право хранить молчание! — Потом зашипела полицейская рация, чья-то крепкая рука обхватила ее сзади и резким движением подняла над землей.

Блэр сильно тряхнуло, открыв глаза она поняла, что стропы снова натянулись, и сейчас перед ней разворачивалось судьбоносное событие, представшее невероятной картиной. Надвигающийся на нее Охотник был атакован и прошит синими трассерами, черного как ночь Республиканца, зашедшего сверху справа. Его выстрелы заставили отклониться вражеский дрон, чья красная пулеметная очередь прошла в стороне в нескольких метрах от купола. Оба беспилотника нырнули под нее, и быстро ушли вниз, сцепившись в непримиримой схватке. Между ними завязалась бескомпромиссная воздушная дуэль в лучших голливудских традициях фантастических картин — классики из далекого детства. Блэр спускалась, крутя головой во всех плоскостях и направлениях, пытаясь следить за сражением, от исхода которого зависела ее жизнь. Она так увлеклась, что мысли о подготовки к приземлению ушли на второй план, прошло всего лишь несколько секунд, но каждая из них была крайне важна и необходима для того чтобы правильно оценить обстановку и как следует сгруппироваться.

— Блэр, говорить Республиканец, ты в порядке? – раздался машинный голос из нагрудной рации;

— Ну наконец! – обрадовалась она – Какого черта ты так долго?!;

— Твой парашют прострелен, ты падаешь, постарайся сманеврировать и зацепиться за дерево;

— Мать твою! – выкрикнула Блэр, посмотрев на купол, и действительно, там виднелось небольшое отверстие от попадания, но он все еще был наполнен достаточным количеством воздуха. Вопрос — надолго ли?

— Блэр, не ругайся пожалуйста, это не красит леди!;

— Да что ты можешь в этом понимать, говоришь прямо как моя мать, лучше не отвлекайся, а веди бой!;

— Слушаюсь и повинуюсь – ответил Республиканец — Ударный БПЛА произведенный в южных штатах Америки на основе собственных уникальных биотехнологий. Его разработка была начата тогда когда назрела необходимость создания независимой от севера, армии и флота, после того как практически все губернаторы традиционно республиканских штатов заявили решительный протест политике проводимой демократами и объявили о своем выходе из состава США. Тогда-то администрация Байдена и передала часть полномочий федерального правительства под управление искусственного интеллекта, функционирующего на основе новомодных квантовых технологий. Позже, с целью узурпации власти, некомпетентное правительство демократов передало под контроль нейронной сети также и полностью модернизированную армию, а следом и автоматизированный флот. Получив контроль над оборонными силами страны, ИИ немедленно развязал мировую войну против всего человечества и единственным серьезным очагом сопротивления, на американском континенте, оказалась Конфедерация, где, в противовес искусственному интеллекту, давно велась разработка принципиально новых видов вооружения, способных на равных конкурировать с автономной армией Нейронет. Вершиной этих вооружений по праву считался Республиканец или как его прозвали солдаты – Взломщик. Он превосходил вражеские дроны практически по всем параметрам, его операционная система справлялась гораздо быстрее и круче и в равном бою, оказавшись один на один с Охотником он с вероятность в 89,6% выходил победителем. Эти БПЛА закрепили господство в воздухе, но вот на земле ситуация для сопротивления складывалась иначе.

Круговая оптика горящего Охотника бешено крутилась во все стороны, а закрылки на его корпусе хаотично двигались, но все было четно, он стремительно терял высоту. Головка камеры резко выпрямилась по носу, в объективе отразились верхушки деревьев, красный лазерный зрачок максимально расширился в диаметре, и по его стеклу начали бить ветви деревьев. Вражеский дрон срезал несколько стволов, прежде чем рухнуть на землю, это смягчило падение, и детонации не произошло. Его системы все еще работали, когда тень Республиканца пронеслась над ним, глаз нервно крутился, а сканер перебирал радиочастоты. Появившийся из леса одноглазый амбал, с татуировками на все, покрытое язвами, лицо, подошел к лежащему на земле Охотнику. В след за ним из-за деревьев вышел еще один чернокожий, в спортивном бейсбольном шлеме и засаленном камуфляже, а потом еще несколько. Они молча слушали пойманную волну, внимательно наблюдая за тем, как победитель воздушной дуэли сделал полукруг и начал снижаться срезая верхушки деревьев на краю леса другой стороны поля, пока тоже не рухнул примерно в километре от них, недалеко от того места, куда приземлился парашютист. Амбал молча вынул мачете и пошагал в сторону черного дыма поднявшегося в небо, за ним последовал второй, тот что был в шлеме и с бейсбольной битой в руках, затем тронулись и другие, которые неиссякаемым потоком стали появляться из леса. Это был наземный отряд Нейронет, больше похожий на медленно бредущее стадо безмолвных зомби. Так можно было судить по их истрепанному внешнему виду и гниющей плоти с оторванными конечностями у большинства его членов, чьи ноги все больше и больше ступали на рыхлый клочок земли, рядом с дымящимся Охотником, заравнивая его подошвами берцев. Они все шли и шли, следуя за своим вожаком, прибывая и прибывая в количестве, увеличиваясь в геометрической прогрессии, пока не потекли рекой мимо наблюдавшего за ними лазерного зрачка головной оптики на корпусе дрона, из которого доносился перехваченный сканером разговор.

Крепкая рука резко усадила Блэр на мягкую скамью, а потом погладила по голове кожаной полуперчаткой – посиди здесь малышка, ничего не бойся – сказал кто-то, но она все еще не осмеливалась убрать ладони и открыть глаза – заносите! – выкрикнул он и в салон кареты неотложной помощи с грохотом вошли металлические складные носилки.

— Блэр – услышала она хрипящий голос – Блэр – снова произнес он;

— Папа? – спросила она;

— Да Блэр это твой папа – ответил ей голос;

— Папа! – прокричала Блэр, открыв глаза и обнаружив себя висящей на дереве – Черт – выругалась она;

— Блэр, ты очнулась? – прошипела рация;

— Республиканец это ты?

— Да Блэр это Республиканец, тебе нужно срочно выбираться, приближается вражеский отряд, ты должна дойти до меня как можно скорее, я выслал координаты места крушения на твой задачник;

— Час от часу нелегче, тебя что сбил Охотник, а где он сам?;

— Он тоже рухнул и сейчас управляет наземными силами, которые скоро прибудут к тебе, поторопись;

— Я зацепилась, черт и стропореза нет, я его обронила в воздухе;

— Без паники, отстегни ремни и избавься от парашюта, ты высоко от земли?;

— Метров в пяти;

— Тебе нужно подтянуться на стропе и отстегнуться, потом оттолкнуться ногами о дерево и прыгнуть. Когда будешь приземляться постарайся распределить энергию падения, перенеси свой вес равномерно с ног на тело;

— Я поняла, о чем ты говоришь, мне нужно перекатиться. Это будет сложно, тут склон;

— Выбора нет, времени на обдумывание тоже, действуй!;

— Ок! Пожелай мне удачи!;

— Удачи Блэр – прохрипела рация после небольшой паузы, когда она уже начала подтягиваться. Тугой ремешок соскочил, и ее тело повисло на стропах, освободившись от парашюта. Ватные ноги налились тяжестью, успев хорошенько затечь за то время, что она провисела в отключке, тело гудело от полученных при приземлении травм, но собрав всю волю и силы в кулак, она раскачалась и оттолкнувшись прыгнула, группируясь в падении, так как ее обучали в летной школе. И что вы думаете – она все равно подвернула лодыжку, отчего громко застонала, схватившись за ногу, и закрутилась, изнывая от боли.

— Ты в порядке?;

— Почти, вывихнула ступню, наложила шину и иду по координатам, опираясь на костыль, который смастерила из толстой ветки;

— Молодец, но ты слишком задерживаешься, они уже близко – предупредил Республиканец. «Черт» — подумала Блэр – «гребанные «Факцинированные», чипированные ублюдки» — выругалась она мысленно, вспоминая день, который вошел в историю как «Судный день», тогда под ружье Нейронет встала большая часть населения планеты. День, когда мессия покинул нас в трудный момент, загрузив в SpaceX чемоданы и отчалив на Марс, осваивать новые горизонты. Это было событие потрясшее мир. Пока массовая истерия вокруг него, отвлекала на себя внимание публики, из шляпы фокусника закулисная рука достала вместо ожидаемого белого кролика – черного.

В то самое злополучное утро она возвращалась из техасской клиники, где неподвижным овощем долгие годы пролежал ее отец. У нее не было средств оплачивать дальнейшее лечение, а его страховая компания отказала в выплатах всем гражданам, кто проживал в восставших штатах. Закладная на дом матери Джона с трудом покрывала учебу в военной академии, а сама она не желала мучить своего сына и поэтому вплоть до самой смерти настаивала на эвтаназии. Блэр, в конце концов, решила выполнить ее последнюю просьбу, она взяла выходной и прилетела в Техас, чтобы подписать все необходимые документы. И когда уже возвращалась назад, ожидая свой рейс в специальном терминале для невакцинированных, ей на смартфон внезапно пришел странный звуковой файл под названием 666 от неизвестного абонента, высветившегося как мистер Фоланд. Как потом выяснилось, этот файл получила не только она, он был разослан массово, каждому человеку, жившему на земле. Жуткий звуковой сигнал не произвел на Блэр никакого эффекта, ровно как не произвел и на остальных, кто был с ней в одном помещении бывшего VIP зала, зато в основном терминале, снизу, началась настоящая бойня, которую они с ужасом наблюдали через огромное  стекло, покрытое снаружи зеркальной краской.

Сначала сообщили о взбесившемся психе, который набросился на окружающих и был быстро нейтрализован сотрудниками охраны аэропорта, следом еще несколько человек сошли с ума, их тоже удалось нейтрализовать, но потом кто-то проиграл файл по громкой связи, и тут уже началось неописуемое то, что принято называть – кровавая баня. На улицах города было еще хуже, файл прокрутили по всем радиостанциям, так, чтобы его услышало максимальное количество людей. Кровавая бойня с городских улиц быстро перенеслась на экраны телевизоров, став главной новостью сначала местных каналов, а потом всех остальных мировых новостных лент.

Блэр с группой людей бежали что есть мочи через взлетное поле к частному самолету одного богатея, которому пришлось пристрелить своего пилота. Их было человек двадцать, может двадцать пять, если считать маленьких детей на руках у взрослых. Сзади, из окна VIP терминала, их прикрывали секьюрити, отстреливая психов, пытавшихся погнаться за ними, но некоторые из них все-таки проскочили и озверевшие бежали следом. Спереди все ближе сверкал заветный самолет, из двери которого махал богатей в ковбойской шляпе и мексиканском галстуке на окровавленной белой сорочке, он кричал и торопил их. По трапу самолета скатывались трупы экипажа, среди которых была одна красивая молоденькая стюардесса, которую богатей скатил последней. Пропустив вперед остальных,  Блэр перешагнула через ее голое тело и живо поднялась вверх по окровавленным ступеням. Она пулей вскочила в салон и быстро закрыла за собой дверь, в которую тут же стали колотить преследовавшие их психи.

— Кто из Вас пилот?! – спросил хозяин, размахивая пистолетом;

— Я пилот – ответила Блэр, продвигаясь в кабину;

— Ты летала на таких когда-нибудь?!;

— Только на тренажерах – спокойно ответила она, пытаясь разобраться с панелью приборов;

— Какого черта мать вашу! Я просил прислать мне пилота! – разгневанно прокричал богатей и передернул затвор – А ну-ка пошли все нахер из моего самолета, бегом! – выкрикнул он, размахивая пистолетом, но тут же заткнулся, как только почувствовал у виска холодное дуло и услышал взведенный курок.

— Сэр, я прошу вас успокоиться, и передать мне ваше оружие, иначе вы всех нас погубите, тут дети и женщины, возьмите себя в руки – спокойным тоном произнесла Блэр, удерживая серебряный револьвер возле его головы – других пилотов вы не найдете они все были вакцинированы, таковы условия авиакомпаний к своим сотрудникам;

— Причем здесь это?;

— По новостям передали, что с ума сходят только привитые, так что смиритесь, выбора нет;

— Вы все равно не поднимите самолет в воздух, так какая разница?;

— Я заканчиваю военную летную академию, мне не такое барахло приходилось в воздух поднимать, так что успокойтесь и отдайте мне свое оружие;

— Хорошо, хорошо – подчинился хозяин, передавая пистолет – просто вы сказали, что летали только на тренажерах;

— Я имела ввиду среднеразмерные гражданские суда – уточила Блэр и вернулась в кабину усевшись в кресло;

— Так куда мы полетим, у вас есть идеи? – спросил он присев на место второго пилота;

— На военную базу, где я прохожу обучение, мы должны доставить туда важный секретный груз – ответила она, запуская двигатель – это самое безопасное место сейчас и нас там уже ждут – Это Блэр – сказала она в рацию – мы добрались, все хорошо, спасибо что прикрыли ребята;

— Поздравляю Блэр! – ответили ей – ты молодец, откатываю трап, счастливого пути, берегите себя!;

— Спасибо сэр – поблагодарила она персонал аэропорта и, наблюдая через окно кабины за тем, как отъезжает беспилотный трап, с которого валились преследовавшие их психи, произнесла на прощание — вы тоже себя берегите.

— Блэр – прошипела рация – ты пропала с моего радара;

— Черт! – ответила она – у меня вырубился боевой задачник, этому барахлу уже лет сорок, батареи не держат и постоянно садятся, а заменить их нечем. Твою мать! – прокричала она, упав на землю пятой точкой восстанавливая дыхание;

— Не истерии, постарайся успокоиться, ты шла в правильном направлении и уже совсем близко, продолжай движение пока не выйдешь на поле. Ты увидишь небольшой холм, я сразу за ним;

— Я измотана и сбилась с курса, у меня кружиться голова, здесь нет никакого поля и холмов, только деревья, вокруг одни деревья!;

— Успокойся и подними голову вверху – произнес Республиканец, и в ту же секунду в небо взмыла синяя сигнальная ракета;

            Блэр повернулась на звук — Вижу – облегченно произнесла Блэр – ты почти рядом, осталось совсем немного, я иду;

— Поторопись, они тоже рядом и видели сигнальную ракету. Блэр у тебя должно быть при себе оружие;

— Да есть – ответила она — шестизарядный револьвер, идеальная штука для ближнего боя. Мой талисман, который я всегда держу при себе с того момента когда прострелила глаз одному черномазому ублюдку, прикончившего со своими черномазыми дружками мою мать, а отец так и не вышел из комы – произнесла она не скрывая злобы. Услышав это, бейсболист в камуфляже резко остановился как вкопанный и через решетку шлема посмотрел на амбала, который в свою очередь тоже встал и удивленно посмотрел на него своим единственным глазом.

— Ну наконец-то! – обрадовалась Блэр выйдя из леса и увидев небольшой пригорок метров пяти высотой, тянувшийся по краю леса. Она тут же начала на него взбираться изо всех сил карабкаясь вверх до самой вершины, за которой на другой стороне ее ожидала черная треугольная фигура Республиканца зажатого между двух сваленных деревьев – Ну здравствуй родной мой! – радостно произнесла она, увидев его;

— Здравствуй моя Мулаточка – ответил Республиканец;

— Что? – обомлела она, как в тот же миг в полуметре от нее глухим ударом о землю, по самую рукоять вонзился мачете. Блэр повернулась назад и обомлела еще больше – не может быть – тихо прошептала она увидев Даджаля, смотревшего на нее с расстояния пятнадцати метров.

— Чего ты ждешь, спускайся!? – выкрикнул Республиканец. Блэр подтянулась в своем последнем рывке и перекатилась через холм, потом лежа выпрямилась, свесив ноги с обратной стороны пригорка, и съехала вниз по сырой траве, после чего поползла к дрону что есть мочи.

— Что ты такое? – самым решительным образом потребовала она ответ у Республиканца, наведя револьвер ему в оптику;

— Блэр, это я – твой отец – Джон, Джон Уильямс – ответил он, после чего из его корпуса, прямо на нее выехал многоствольный миниган и закрутился — Блэр упала на землю и накрыла голову руками — выпущенная над ней очередь скосила первый десяток наступавших, появившийся на вершине пригорка – спрячься за мной Блэр! – выкрикнул он, и она решив не спорить, послушно выполнила его приказ. Короткие очереди жужжали безостановочно, выкашивая все новые волны вражеских атак – Займись делом Блэр, пока папа разбирается с хулиганьем! – произнес Джон, во время короткого перерыва – ты должна мне помочь, как помогла когда-то – добивал он, когда наступил следующий.

— Что я должна сделать Папа? – спросила Блэр в рацию во время очередного залпа, после которого наступила затяжная пауза;

— Срежь дерево на верхнем корпусе, чтобы освободить панели, под которыми хранится арсенал камикадзе – ответил Джон, после чего открыл панель на нижней стороне, откуда вывалился ремкомплект – Открой пакет и достань оттуда лазерную горелку, включи ее и подожди пока батареи разогреются, потом срежь с верхнего ствола все ветви, так тебе будет проще откатить бревно в его середине, которое ты должна в нем вырезать, и убрать с моего корпуса;

— Как такое возможно папа? – спросила Блэр во время очередного затишья, делая на стволе первый разрез;

Ciberdyne Biosystem – ответил Джон, не став ходить вокруг да около – военный подрядчик — выполняющий оборонные заказы, их генерального директора ты спасла когда-то, вытащив из аэропорта Техаса. На борту его самолета перевозился я, помещенный в специальный криоконтейнер для транспортировки человеческих органов. Ты дала им разрешение на то чтобы извлечь мой мозг. Потом они заменили в нем все поврежденные клетки нано клетками и поместили в этот дрон. Каждым беспилотником Конфедерации, на самом деле, управляет мозг настоящего пилота;

— Прости папа – ответила Блэр, заканчивая второй разрез – но мы с бабушкой решили, что так будет лучше для всех нас;

— Что ты Блэр, я благодарен тебе за это, теперь я снова могу летать. То есть мог;

— Я закончила папа! – выкрикнула она, еле устояв на, скользком от пожарной пены, качнувшемся корпусе, после того как края ствола освободили середину;

— Теперь сбрось его на землю, только предупреди, чтобы я успел спрятать миниган!;

— Пошла! – прокричала Блэр, опираясь о дерево, толкая ногой по корпусу Республиканца срезанный отрезок ствола покатившегося по направлению носа. Пулемет вошел внутрь, панель на корпусе закрылась, бревно упало вниз и покатилось по земле. Откатившись по небольшому склону метров на семь, оно уперлось в груду разорванных в клочья человеческих тел, валившихся с пригорка после каждой выпущенной очереди. Беспилотник сначала наклонился вперед под его весом, перевесившись через нижний ствол дерева, а потом, когда Блэр скатилась по нему вслед за бревном, резко выпрямился, приняв изначальное положение;

— Что дальше папа? – спросила она, глядя в объектив камеры головной оптики, и сразу после ее вопроса из открывшихся панелей выстрелили две небольшие ракеты, которые взмыли в воздух на высоту пятидесяти метров и рассыпались на множество мелких, со свистом приземлившихся на позиции врага. Следом вылетели два мелких жужжащих разведывательных дрона и тоже поднялись вверх, разлетевшись по разные стороны;

— А дальше у нас есть немного времени, прежде чем они перегруппируются – ответил Джон, сразу как стихли взрывы – слева труднопроходимое болото, там уже увязла часть их отряда, справа все простреливается. Они могут обойти нас и напасть сзади, они делают так всегда, но для этого им потребуется достаточно много времени, будем надеяться на то, что группа Коннора к тому моменту уничтожит ядро Нейронет, тогда я, наконец, смогу отомстить этому ублюдку, убившего твою мать;

— Как?;

— Коннор научил, он показал нам как их побеждать, поэтому его называют лидером сопротивления. Первоочередной задачей любого Республиканца является взлом системы Нейронет, именно это обеспечивает нам победу в бою с его дронами. Они же, не в состоянии взломать наши биосистемы, потому как в них использованы принципиально иные нано технологии, разработанные на основе уникальных биоинженерных решений Ciberdyne Biosystem. Тот Охотник, которого я сбил, имел на своем борту обновленную операционную систему – Т-1000, из-за чего мне удалось взломать его лишь частично. Зато я получил доступ к его базе данных и наконец-то обнаружил этого ублюдка, за которым гонялся все эти долгие годы. Пока что его системы блокируют доступ, но как только они слетят, я возьму все это черномазое стадо под свой полный контроль;

— Но папа, его же приговорили к смерти, он должен был сгореть на электрическом стуле, как ему удалось избежать наказания?;

— Камала Харрис помиловала его, как и остальных черномазых, когда сдавала полномочия ИИ, после окончания их срока. Этого ублюдка призвали в армию Федерации, и прямо из тюрьмы он направился в войска, где его уже поджидали дружки из BLM. Теперь вся их банда находится тут;

— Как то это все нереально, таких совпадений не бывает, их слишком много;

— Лично мне так не кажется. Я знал что он где-то в этом районе, поэтому решил вызваться добровольно, чтобы принять участие в операции «Варавван», особенно после того когда узнал, что и ты тоже принимаешь в ней участие. У меня нет сердца Блэр, но когда я услышал по рации твой голос, то не раздумывая бросился к тебе на помощь, посчитав что это судьба или Божественное проведение. Так мы и встретились. Ты долгие годы шла по моим стопам, чтобы найти своего отца, так что наша встреча не случайна, теперь мы снова вместе;

— Почему они не идут папа – спросила Блэр, прислонившись к отцу, вытирая слезы и глядя заплаканными глазами на поднимавшийся с той стороны дым и пылающее огненное зарево. Она тут же пожалела о своем вопросе, потому что в следующий момент из-за холма поднялась рука, держащая мачете, и она снова встретилась взглядом с одноглазым амбалом, обтекая которого потянулась новая волна атакующих, выходивших казалось прямо из адского пламени преисподние. Джон выпустил еще пару ракет и дал пулеметную очередь, отстрелив одноглазому руку, но их повалило так много, что атакующие стали переваливаться волнами, подминая друг друга на спуске с холма, отчего минигану пришлось стрелять безостановочно и его стволы очень быстро раскалились докрасна.

— Приготовь оружие Блэр, и не забудь оставить один патрон – произнес Джон, выпуская еще одну короткую пулеметную очередь, которая отстрелила амбалу вторую руку;

— Что? Что ты такое говоришь папа?!;

— Не хотел тебя огорчать, но они обошли нас и взяли в кольцо, которое начали сжимать. Мой боезапас на исходе Блэр – ответил Джон и выпустил в направлении Охотника оставшиеся две ракеты, но только они приблизились к цели, как тот отстрелил защитные ловушки, которые перехватили ракеты на самом подходе, уничтожив их в воздухе. Жужжащий миниган раскалился снова, крутясь во все стороны, извергая адское пламя, которое вдруг внезапно угасло и вращающиеся стволы потихоньку начали остывать. Тогда Блэр вытянула свой револьвер и спустила курок, уложив одного из нападавших, потом второго, третьего, а когда прозвучал пятый выстрел, она не стала дожидаться удара бейсбольной биты и подвела ствол к виску – Прощай папа! – прокричала Блэр крепко зажмурившись, как в то же мгновение ее лицо обожгло, а закрытые глаза ослепила яркая палящая вспышка. Взрывная волна пришла следом, нагибая верхушки деревьев и сбивая нападавших с ног. Она перевернула Республиканца на бок и слегка отбросила Блэр, когда прошла от эпицентра, в котором возник огромный огненный шар, вздымавшийся в небо, выжигая весь кислород и всасывая в себя все что было поблизости. Через пару секунд пошла обратная тяга, она нагнула деревья в другую сторону и уронила стоящий на ребре дрон, придавив им лежащую Блэр, отчего та опять потеряла сознание.

Бортовые компьютеры, вырубленные электромагнитной вспышкой, включились и перезагрузили систему через альтернативную схему питания, запустив ее заново. Головная оптика Республиканца зажглась красным лазерным кружком и посмотрела по сторонам в поисках Блэр. Вокруг все затянуло дымом от гари, а на покрытой пеплом земле лежали горы трупов, из-под которых выбирались лишь редкие выжившие. Они вставали по очереди, медленно поднимались на ноги и откашливались, оглядываясь по сторонам пытаясь понять, кто они и где находятся. Трое из выживших подошли к Республиканцу и приподняли дрон, а человек в бейсбольном шлеме вытащил из-под него Блэр, после чего взял из ее рук лазерную горелку и направился искать одноглазого, пока другие принялись оказывать ей первую медицинскую помощь.

 Безногое тело амбала обнаружилось быстро, двое крепких черных ребят нашли его и ухватившись за подмышки отстреленных рук, держали над землей — Ты помнишь меня нигер? – спросил он у орущего Даджаля, прижигая тому конечности – Помнишь Висконсин, Киноша? Помнишь Анджелу Дэвис?;

— Бро, какого черта ты творишь?! – громко закричал одноглазый – Мне больно, пожалуйста, остановись, не делай этого бро! – молил он о пощаде и кричал, пока не лишился языка;

— Не волнуйся, я не стану тебя терминировать, хоть имею на это все основания. Я управляю твоими наноботами, и не позволю просто так тебе умереть – сказал Джон, снимая шлем — Я выжгу тебе глаз и барабанные перепонки, а потом выбью все зубы бейсбольной битой, чтобы ты не смог прокусить обрубок языка и истечь кровью. Ты проведешь остаток своих дней в темноте и тишине, абсолютно не участвуя в собственной жизни, и будешь вздрагивать после каждого прикосновения, не понимая кто рядом с тобой и что случится в следующий момент, пока это вонючее туловище не растерзают заживо бродячие псы – прошептал он в ухо и поднес к нему горелку.

Безрукий безногий амбал с выжженными глазами и отрезанным языком корчился от боли валяясь на земле, рядом с ним также корчился его друг – любитель бейсбола, а над ними стоял другой черномазый и передавал горелку следующему.

— Блэээр, Блэээр ты в порядке? – послышалось где-то вдалеке – Ты слышишь меня, это Джон?;

— Папа – улыбнувшись ответила она, медленно открывая глаза, чувствуя на своей щеке прикосновение его мужской руки;

— Это Джон Коннор, очнись солдат! – выкрикнул он влепив ей пощечину, после которой Блэр тут же начала приходить в себя, нервно вздрагивая от грохота винтов Хьюи. Она открыла глаза и увидела над собой вращающиеся лопасти и склонившуюся над ней икону — живую легенду, чье лицо украшал не менее легендарный боевой шрам, проходивший молнией через весь глаз,  спускаясь со лба на щеку. – Ты в порядке?! – спросил он, пристально вглядываясь в ее зрачки — Тут была настоящая бойня, не переживай теперь ты в безопасности, мы выкосили оставшихся нигеров, летим домой! Грузите ее на носилки и несите в мой вертолет, да и еще, вколите ей морфий, пусть отдохнет! – распорядился он походу движения, отдав приказ солдатам, после чего подозвал помощника – Эй Маркус попробуй еще раз связаться с Базой, узнай как дела у остальных!;

— Есть сэр! – выкрикнул тот прикладываясь к рации – База прием, говорит Маркус Райт из отряда Коннора, ответьте! – прокричал он в микрофон – Сообщите обстановку, если слышите! – прокричал он снова, и получив ответ доложил залезающему в вертолет командиру – База ответила, операция Варавван прошла успешно по всем четырем направлениям, поздравляю Джон, Нейронет окончательно уничтожен, ты победил!;

— Нет Маркус! – прокричал Коннор — мы победили! Это наша общая победа, победа всего человечества! Взлетаем! – приказал он пилотам, вращая над головой указательным пальцем, и после начала набора высоты Блэр плавно провалилась в объятия Морфея.

— Блэээр, Блэээр – послышался издалека ласковый женский голос, и нежная благоухающая ладонь стала поглаживать ее по щеке;

— Мама – прошептала она в ответ;

— Нет Блэр это президент, я решила навестить тебя в госпитале, чтобы лично поблагодарить за успешно выполненную миссию, и сказать, твой подвиг войдет в историю, а ты наряду с остальными героями займешь свое почетное место в пантеоне боевой славы Конфедерации, рядом со своим отцом;

— Президент Трамп? – прошептала она, открывая глаза, пытаясь разглядеть сквозь свет ослепляющей улыбки ангельские черты лица – Первая женщина президент?;

            Да Блэр, это я – улыбнулась она и добавила – Но ты можешь называть меня просто – Иванка.

            Под аккомпанемент четырех реактивных двигателей, над развалинами разрушенного города, в руинах которого ржавел уничтоженный наземный дрон, стремительно пронеслись три быстрые тени. Лазерный зрачок головной оптики гусеничного робота загорелся красным светом и следом зашипел сканер, начав перебирать радиочастоты.

— Республиканец один, проверка связи;

— Республиканец один на связи;

— Республиканец два, проверка связи;

— Республиканец два на связи;

— Ах ребята как я по вам скучала, и как я скучала по штурвалу Бродавочника, вы бы только знали! Теперь мы вместе и снова одна команда!;

— Как в старые добрые времена Блэр – ответил первый;

— Как в битве при силиконовой долине – добавил второй.

 

 

Бенхамин Авраамов

1

Автор публикации

не в сети 1 месяц

Pablo Picasso

51
Комментарии: 24Публикации: 35Регистрация: 04-09-2021

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий