ЖОПА С УШАМИ

  •  
  •  
  •  
  •  

Пицунда — резиденция генерального секретаря в Гаграх на побережье черного моря – Абхазия. Стоял октябрь, и погода особо не радовала, поэтому Никита Сергеевич Хрущев проводил большую часть отдыха преимущественно в бассейне. Ему нужно было набраться сил перед скорым пленумом партии, приуроченным к очередной дате октябрьской революции. Туда же к бассейну сотрудники охраны и принесли плохие новости в то утро. Их передал один из работников внешней разведки, через свой контакт. Оба к этому времени были уже мертвы.

Вместе с Никитой Сергеевичем в тот момент в резиденции отдыхал и его соратник – Микоян, которого взволнованный Хрущев нашел за завтраком в столовой. Он передал ему кассету с записью разговора, где были запечатлены голоса многих членов Политбюро, готовивших переворот и отрешение Хрущева от должности первого секретаря партии. Помимо погоды и магнитной записи утро омрачило неожиданное появление военного крейсера вблизи берега. Кроме этого с утра велись работы по восстановлению вертушки – спецсвязи, которой заговорщики лишили важный объект, тем самым отрезав его от внешнего мира. Нужно было что-то срочно решать и после того как Микоян ознакомился с записью, они с Хрущевым встретились в беседке на берегу моря для обсуждения дальнейших своих действий. К тому моменту связь восстановили, и необходимо было определиться, либо вернуться в Москву и принять отставку, либо полететь в Украину к Кошевому и попытаться удержать власть с помощью военных. С палубы корабля, чьи орудия были направлены в сторону резиденции, из бинокля виднелись две серые престижные фигуры партийных бонз, они стояли среди пальм возле беседки в плащах и шляпах и разговаривали между собой. В любой момент мог поступить приказ открыть по резиденции огонь, все зависело от исхода этого разговора и принятого Хрущевым решения.

— Куда они клонют, ты слышал на пленке в конце, какими миллионами они ворочиют за рубежом? Это же они весь мир опутали, и все это под видом святого интернационального долга – возмущался Хрущев — И не то меня бесит, что они меня свергнуть хотят, может еще и не свергнут. То меня бесит, что лучшие из лучших – мерзавцы! Тогда какую страну мы построили, что за общество, ведь если так тогда все, тогда крах! Вот тогда и во мне все крах, а крови я не боюсь – сказал Хрущев в отчаянии и присел за столик беседки перед аппаратом вертушки;

— Ты все сказал? – уточнил Микоян у Хрущева;

— Все! – рявкнул тот;

— Тогда послушай меня. Первое – свяжешься с Кошевым это же гражданская война Никита. Второе – ты не хуже меня знаешь, что борьба за власть существует и при социализме;

— Да какой социализм, это в Швеции социализм, а у нас одна видимость…;

— Будет. Конечно, конечно ты прав, не то мы построили, что замышляли в 17–ом, конечно не то. Какой-то гибрид из высоких идей и глупых поступков. И все к этому руку приложили и Ильич и Сталин и я;

— И я – согласился Хрущев, отрешенно глядя на желтый аппарат;

— Ты знаешь кто мы такие? Мы мичуринцы, я уже это давно понял – Микоян встал и начал ходить от волнения;

— И молчишь, почему?;

— Партия Никита – ответил Микоян снова присев рядом — это наша жизнь и надо сохранить ее всеми правдами и не правдами, а не убережем, тогда действительно крах;

— Какая партия, это вот то, что на этой пленке мы слышали, может ее и нет давно партии этой – безнадежным тоном произнес Хрущев;   

— Оставь эмоции пожалуйста, а этот твой историк, а ЧКист – контрразведчик, они же верят в нее, поэтому рисковали и передали запись, а подорвать авторитет партии это посеять новые сомнения у них. Ты уже огорошил всех Сталиным, теперь хочешь и собой, уймись Никита. А верим мы сами или не верим, это уже не имеет никакого значения;

— Послушай Анастас, если ты в партию не веришь, то может в Бога веришь?;

— Я коммунист Никита;

— Да уж. Мне-то не рассказывай коммунист, ты от одного Ильича до другого дожил, все между струйками пробегал – коммунист;

— Потому что партии был верен Никита – недовольно произнес Микоян и отвернулся, пытаясь устремить взгляд в морскую даль, но уткнулся в крейсер;

— А я вот верю. Знаешь, я конечно Сталинский культ личности развенчал перед народом, но очень уважал усатого, он тоже верил в Бога и хотел, чтобы каждый коммунист жил по заповедям Нагорной проповеди. Моральный кодекс строителя коммунизма ведь он придумал, мы лишь нашли проект в его архивах. Знал усатый как людьми управлять, как он ими крутил и вертел нам всем поучиться у него;

— Хватит с нас Сталина Никита, хватит с нас крови;

— И то верно, зато как он страну то поднял, взял с сохой оставил с ядерной бомбой. Он ведь людям Бога заменил, усатый хорошо знал, что русскому человеку нужен единый идол для поклонения, иначе этот народ не удержать. Подменил собой и партию и Бога, всю страну заставил на себя молиться. Нам с тобой до него ооой что ты. Даааа – выдохнул Хрущев – а этим тем более, они же троцкисты им капиталы нужны за рубежом, но не для мировой революции, а чтобы жить как Боги. Измельчали людишки, измельчали. Анастас, а ты знаешь, что такое ЖОПА с ушами?;

— Нет Никита не знаю и знать особо не хочу;

— Зряяя что не хочешь. Это зеркало – рассмеялся Хрущев – посещал как то выставку современного искусства, там одна картина так называлась, ну жопа жопой, только с ушами. При Сталине такого искусства не было, и быть не могло, всех в кулаке держал, а тут вдруг оттаяли. Так что как-то так Анастас, смотришь в зеркало теперь, и видишь жопу с ушами, только сейчас понял смысл той картины, вот что мы построили на самом деле, то до чего мы докатились. А когда Брежнев станет Генеральным, во что превратится идеология, когда эти будут строить свой социализм, у них же на заграничных счетах миллионы, на кого они будут работать и ориентироваться? Они уже продают страну, и продадут полностью, можешь мне поверить, не сразу конечно, но потом. Может после них, да какая теперь разница, главное что продадут, потому что нет у этих безбожников больше идола и партии нет. Зато есть заграничные счета в долларах и целая страна доверчивых дураков;

— Поживем увидим Никита, поживем увидим;

— Сомневаюсь, что конкретно тебе удастся дожить. А может ты тоже с ними в связке, а Анастас?;

— Да ну тебя Никита, что за чушь!;

— Да ладно тебе, обиделся, посмотрите на него. Только вот зачистит Вас Леня, по указке своих американских товарищей, чтобы под ногами не путались – ха ха ха — Я его знаю, так что рано обижаешься Анастас и не на того, у тебя еще все впереди. Американцы сделают все, чтобы развалить СССР. Сталина не хотели, будет вам хуже чем Сталин, не до социализма всем станет. Тогда все, тогда жопа, с ушами;

— Что ты решил Никита, куда полетишь в Москву или в Киев?! Пора определяться, время на исходе! Политбюро нервничает – сказал Микоян после предупредительного залпа из орудий крейсера;

— Вот дурни – сказал Хрущев глядя в сторону залпа — всем им плох Никита Сергеич, а что они без меня стоют, кто такие? Сами обосрутся и страну посадят в дерьмо. Мы же с тобой последние кто помнит, ради чего все это началось. Ну уж нет Анастас, мы с тобой из другого теста, мы им еще покажем Кузькину мать! – выкрикнул Хрущев в сторону крейсера и пригрозил тому кулаком.

ТЕЛЕГРАММА

13.10 ОСОБОЙ ВАЖНОСТИ ТЧК ТОЛЬКО АДРЕСАТУ ТЧК МОСКВА КРЕМЛЬ БРЕЖНЕВУ = ВЫЛЕТАЕТ В МОСКВУ ПОДСТРАХУЙТЕ КИЕВ = МИКОЯН

 

 

КИССИНДЖЕР

9 – 11 июля 1971 года госсекретарь США Генри Киссинджер осуществляет тайный визит в Китай, известие о котором из уст американского президента Ричарда Никсона шокирует мир. Этот визит кардинально изменил ход истории, дал старт превращению Китая в сверхдержаву и определил мировоззренческие основы международной политики на многие десятилетия вперед. Тогда коммунистический Китай находился в международной изоляции, рассорившись с Москвой. Штаты, выйдя на ракетный паритет с СССР, начали процесс разрядки отношений между сверхдержавами. Это событие определило не только новый этап отношений между США и Китаем, но и глобальную политику последующих десятилетий.

Стратегу, дипломату и гарвардскому ученому Генри Киссинджеру принадлежит главная заслуга в налаживании отношений между Китаем и США во время Холодной войны. Этот человек прошел трудный путь от немецкого еврея-беженца до госсекретаря США.

Генри Киссинджер родился в баварском городе Фюрт в 1923 году, в религиозной еврейской семье. При рождении он получил имя Хайнц Альфред Киссингер. В 1938 году, спасаясь от преследования нацистами, его семья эмигрировала в США, поселившись в Нью-Йорке. Родственники, оставшиеся в Германии, были истреблены во время Холокоста. В Нью-Йорке, семья Киссинджеров поселилась в районе Вашингтон-Хайтс на Манхэттене, где была большая немецкая и еврейская диаспора. Там Генри окончил среднюю школу, после чего поступил в Нью-Йоркский Сити-колледж, где изучал бухгалтерский учёт пока В 1943 году Киссинджер был призван в армию. Он прошёл базовую подготовку в Кэмп-Крофт в Спартанбурге, штат Южная Каролина, там же по прибытии получил и гражданство. Армия США отправила его изучать инженерное дело в Колледж Лафайетта в городе Истон, штат Пенсильвания, но эта программа была отменена, и Киссинджера направили в 84-ю пехотную дивизию, в лагерь Кэмп-Клэйборн, штат Луизиана. Там он познакомился с Фрицем Кремером, тоже иммигрантом из Германии, который, несмотря на разницу в возрасте, обратил внимание на свободное владение немецким языком и интеллект курсанта. Кремер поспособствовал, чтобы Киссинджера перевели в военную разведку дивизии. Во время службы в составе дивизии Киссинджер участвовал в сражениях и выполнял рискованные разведывательные задания, включая Арденнскую операцию. На протяжении многих лет мистер Кремер был куратором, наставником, духовным исповедником и хранителем душевных тайн мистера Киссинджера – напишут позже.

После войны Киссинджер окончил Гарвардский Колледж, получив степень бакалавра искусств с уровнем отличия «с наибольшим почётом. Новым патроном Киссинджера в Гарварде стал профессор Уильям Янделл Эллиотт — историк, советник Рузвельта и ещё нескольких Президентов США, вице-президент Совета национальной безопасности США, известный своим антисоветским рвением. В 1952 и 1954 годах Киссинджер получил соответственно степень магистра искусств и доктора философии в Гарвардском Университете.

1958 по 1971 год Киссинджер занимал должность директора программы «Программа по оборонным исследованиям» разработанной в 1954 году на кафедре государственного управления Гарвардского университета, чтобы консультировать высших военных лиц и политиков. Паралельно Киссинджер являлся директором по исследованиям в области ядерного оружия и внешней политики в Совете по международным отношениям.

В 1958 году в Гарварде был создан Центр международных отношений, ставший прямым каналом взаимодействия между Вашингтоном и Гарвардом. Этот центр готовил профессионалов, требуемых для выполнения сложных политических и дипломатических миссий, Киссинджер был назначен помощником директора этого центра, и пробыв в должности до 1960 года, сыграл большую роль в построении сети связей между академическим персоналом и политиками в рамках центра. Он поддерживал Нельсона Рокфеллерагубернатора штата Нью-Йорк, которого называют третьим патроном Киссинджера и был его советником, когда тот выдвигался кандидатом в президенты от республиканцев (1960, 1964, 1968).

В конце 1968 года новоизбранный президент Ричард Никсон выбрал Киссинджера в качестве своего советника по национальной безопасности, и после инаугурации Никсона в январе 1969 года Киссинджер официально вступил в должность.

С этого момента Киссинджер прокладывает себе дорогу в коридоры Белого Дома и становится независимым от наставников и патронов, продолжая тем не менее поддерживать связь с Рокфеллерами. Он является членом правления Фонда братьев Рокфеллеров, советником принадлежащего Рокфеллерам банка Chase Manhattan Bank, и членом Chase’s International Advisory Committee.

Будучи сторонником реальной политики, Киссинджер играл доминирующую роль во внешней политике США в 1969—1977 годах. Он был инициатором и исполнителем политики разрядки в отношениях США и Советского Союза, организовал начало отношений США с КНР, а также заключил Парижское мирное соглашение, которое должно было завершить войну во Вьетнаме.

В начале 1970-х годов ситуация в американо-китайских отношениях выглядела следующим образом. После захвата коммунистами власти в Китае в 1949 году Вашингтон не признавал Пекин. В то же время США оказывали военно-политическую поддержку Тайваню, куда переселились китайские националисты из партии Гоминьдан во главе с генералиссимусом Чан Кайши. Именно Тайвань или Республика Китай занимали китайское место в ООН и была постоянным членом Совета Безопасности. В 1960-х Киссинджер уже считался одним из самых признанных, уважаемых и влиятельных стратегических экспертов мира. Особенности подходов Киссинджера в ведении дипломатии сводились к проведению переговоров между сторонами с помощью посредников на неформальном уровне. И лишь потом можно было рассчитывать на успех встречи между лидерами двух государств. В международную историю это вошло под термином «челночная дипломатия».

В Вашингтоне видели разрыв между Москвой и Пекином, но пока что не знали каким образом использовать этот фактор в собственных геополитических интересах. Глава коммунистического Китая Мао Цзэдун тоже с 1969 года зондировал почву по восстановлению контактов со Штатами. Во время встречи с четырьмя маршалами, которые подготовили для Мао отчет, где указывалось, что для защиты от советской угрозы, Пекину следует искать пути улучшения отношений с Вашингтоном. Делалось сравнение с пактом Риббентропа – Молотова, когда Москва стала союзником нацистов по геополитическому прагматизму.


Экономически Китай был изолирован от внешнего мира, экспортируя исключительно сырье. Но торговля и, что важно, ограниченное получение технологий происходило через британскую колонию Гонконг, которая входила в стерлинговую зону. Благодаря этому можно было обходить Бреттон-Вудскую систему, где доминировал американский доллар.

Нормализовав отношения с Китаем, стратег пытался усилить давление на Москву. Аналогичный подход с противоположной стороны сложился и у Мао, который стремился пойти на переговоры с американцами, но в то же время использовать фактор США для предотвращения нападения со стороны СССР.

История с визитом Киссинджера в Китай началась, как ни странно: с пинг-понга. Об этом эпизоде вы точно знаете из фильма «Форрест Гамп». В Японии проходил мировой турнир по настольному теннису и китайская команда использовала это как шанс для налаживания неформальных контактов с американцами, которые, правда, первыми пошли на контакт.


После того, как в апреле 1971 года американская сборная по пинг-понгу посетила Китай, Никсон объявил о возможности получения китайцами американских виз и использовании Пекином долларов в качестве международной торговой валюты.

Визит продумывался достаточно тщательно – искали страну-посредника для того, чтобы попасть в Поднебесную. Остановились, в конце концов на Пакистане, но сам Киссинджер рассматривал вариант с Францией, где его давний друг Жан Сентени имел связи в китайском посольстве в Париже. По итогу Президент США Никсон все же договорился с президентом Пакистана Яхья Ханом об отправке послания в Китай о возможном визите американского посланника в Пекин. Ответ Пекина был следующим: они хотели обсудить «тему оставления китайских территорий под названием Тайвань».

Американцы в Пекине

После длительных согласований, утром 9 июля 1971 года в Исламабад прибывает самолет с Киссинджером и несколькими помощниками на борту. Встреча американской делегации с делегацией Пакистана не состоялась по причине плохого самочувствия Киссинджера, на самом деле такова была легенда прикрытия и уже ночью американцы пересели на другой самолет, на котором в тайне от всего мира вылетели в Пекин.

Из-за жары, Киссинджер весь вымок в дороге и был вынужден сменить рубашку, чтобы предстать перед китайцами в респектабельном виде. Однако из-за отсутствия сменной одежды взял ту, что ему предложил помощник. Рубашка оказалась на несколько размеров больше. Уже тогда, на борту самолета, Киссинджеру стоило обратить внимание на дурную примету и понять, что из этой затеи не получится ничего хорошего, но тогда он искренне полагал, что идеи сионизма, которые исповедовали американские элиты, стоящие за ним, очень хорошо согласуются с китайской жизненной философией, и смогут навечно связать две великие культуры востока и запада.

Уже днем Киссинджер прибывает в Пекин, где в одной из правительственных резиденций встречается с премьером Госсовета КНР Чжоу Эньлаем. Чжоу поприветствовал гостей и не обратил внимания на глупый вид Киссинджера. Он начал встречу приятным удивлением, что американцы не курят. В ответ Киссинджер заявил, что китайская цивилизация играла важную роль в мировой истории. «В течение прошлого века Вы были жертвами внешнего вмешательства, однако сегодня мы вдвоем перелистываем новую страницу в наших историях на основе равенства и взаимоуважения». После обмена любезностями Эньлай пригласил Киссинджера на веранду, где их ожидала прислуга в национальных китайских нарядах и накрытый на двоих обеденный стол.

После непродолжительной неформальной беседы, Киссинджер решил перевести ее в еще более неформальное русло — Китайская чайная церемония располагает к неспешной философской беседе, она выражает мудрость китайского народа – сказал он, сделав глоток из чашки – мы американцы пьем в основном кофе, причем делаем это в больших количествах, на ходу и постоянно. Наш образ жизни это вечная суета и движение, которые не позволяют в полной мере насладиться жизнью и созерцать всю красоту окружающего мира. Это отличительная черта наших культур, характеризующая отношение к жизни;

— Я долгое время жил в Европе господин советник, сначала во Франции потом в Германии. Именно там я проникся коммунистическими идеями и основал одну из ячеек КПК. Я встречал много умных людей, с которыми приятно было вести беседы, по вашим глазам я вижу, что вы один из таких людей. Вы философ господин Киссинджер;

— И вы не ошиблись господин премьер, я действительно имею степень доктора по философии и представляю определенную группу людей, которую можно обозначить как – деловые круги Америки. Эти круги не хотят больше мириться с самодурством советских вождей, и поэтому нам важно обрести идейного союзника в лице вашей великой страны. А еще мы исповедуем похожие жизненные взгляды, которые, кстати, когда-то легли в основу трудов Маркса. Эти идеи берут свое начало из философской школы Спинозы и многих его последователей;

— Похвально господин госсекретарь, я тоже знаком с Этикой Спинозы и вы правы, если считаете, что идеи коммунизма тесно  переплетаются с его работой. Мы китайцы всегда были рационалистами, наши философские школы практически лишены какого либо мистицизма и основаны сугубо на понимании природы вещей, стремлении объяснить ее законы и созерцании окружающей красоты. Именно поэтому марксизм так гармонично согласуется с китайской культурой. Но мы коммунисты, а вы представляете империалистический капитал, и как нам преодолеть это противоречие, чтобы обрести идейную основу для сотрудничества наших стран?

— Обсуждение этого вопроса есть основная цель моего визита – ответил Киссинджер, наливая чай;

— Я весь во внимании – заинтересовался Чжоу Эньлай, жестом приказав прислуге оставить их наедине;

Киссинджер взял небольшую паузу для того чтобы собраться с мыслями, сделал глоток чая, после чего продолжил – Евреи, которых я представляю, верят в существование Бога, но в отличие от христиан от которых нашему народу пришлось претерпеть множество бед и гонений, мы постигаем его мудрость рациональным путем. В этом наши с вами культуры схожи, для нас воля Господа это то, что вы китайцы называете Дао или законами вселенной;

— Лао-цзы писал: «Есть Бесконечное Существо, которое было прежде Неба и Земли. Как оно невозмутимо, как спокойно! Оно живёт в одиночестве и не меняется. Оно движет всем, но не волнуется. Мы можем считать его вселенской Матерью. Я не знаю его имени. Я называю его Дао» — процитировал Эньлай основоположника даосизма;

— Ну чем не Рамбам? – улыбнулся Киссинджер – наш великий раввин, которого по праву считают одним из величайших восточных мудрецов. Восточные философы средних веков оказали на него очень большое влияние, отсюда и схожесть его учений с учениями даосизма, мировоззрение которого он и привнес в иудаизм. Бог завещал евреям землю обетованную – Сион. После исхода из египетского рабства, наш народ ослушался священных заповедей и сотворил себе идола для поклонения — Золотого Тельца. Это было проявление остатков рабства, увидев которое Бог решил, что мы еще не готовы обрести обещанную им землю. После этого Моисею пришлось водить наш народ по пустыне долгие сорок лет для того чтобы вырастить другое поколение евреев не знавшее Египет. Только став по-настоящему свободными мы смогли силой завоевать свое царство. У нас были великие цари: Давид и Соломон, у нас был Храм, который позже разрушил Новуходоносор – вавилонский царь, пленивший евреев. Долгое скитание по миру наш удел, одинокий еврей, ждущий исполнения пророчества, ежедневно молясь за то, чтобы дожить до дня, когда явится новый помазанный царь – Мошиах и соберет всех евреев в одном месте.

Сейчас государство Израиль обрело независимость, его признали в ООН не без помощи деловых кругов США и Европы, возглавляемые семействами Рокфеллеров и Ротшильдов. Они щедро финансируют сионистское правительство страны, которое в свою очередь заинтересовано провести политику репатриации всех евреев живущих в различных частях света. Скитания еврейского народа закончились, но вот война с врагами государства Израиль только начинается. Весь арабский мир, СССР и многие другие хотят уничтожить нас, поэтому нам просто необходимы союзники, разделяющие с нами не только геополитические интересы, но и жизненную идеологию. Израиль будет социальным государством, но модель этого государства отличается от социалистической модели советов, которую воплотил Сталин;

— Вы имеете ввиду — диктатуру пролетариата, господин советник?;

— Именно. Когда Маркс озвучил свой манифест, в котором выдвинул лозунг «Пролетарии всех стран объединяйтесь», он извратил изначальную задумку построения нового общества. Его христианское мировоззрение обесценило идею мировой революции для европейской аристократии и представителей капитала, поэтому мировой революции и не случилось.

— Интересно – удивленно произнес Чжоу Эньлай, глядя на свои руки с крещеными на животе пальцами. Его невозмутимое до этого лицо теперь выдавало крайнюю заинтересованность в собеседнике;

—  Это именно так господин премьер. Дело в том, что семейство Ротшильдов имеет свои капиталы не первое столетие, члены этой семьи весьма влиятельны, и нет ничего удивительного в том, что именно они формируют повестку европейской истории последних столетий. В США эта роль отведена семейству Рокфеллеров. Имея такие колоссальные денежные ресурсы, какие имеют эти две семьи, глупо не объединить возможности, чтобы влиять на мировую политику;

— В чем же заключается ваша конечная цель, и какую роль вы отводите Китаю?

— Национал социализм – спокойно ответил Киссинджер. – и вы не ослышались. Существование государства Израиль возможно только в качестве мононационального государства, никакой ассимиляции с другими народами и культурами. Что касается Китая, то расчет сугубо политический, нам нужен союзник, который в случае необходимости сдержит советскую агрессию;

— Каковы же интересы Китая?;

— Мировое господство как следствие мировой революции, которую осуществит ваша страна;

— Как вы себе это представляете, господин советник — спросил Чжоу Эньлай, уже не скрывая эмоций – Китай сейчас, если быть откровенным, очень отсталая страна, мы едва можем прокормить собственное население. Мы вряд ли в состоянии оказать СССР существенную оппозицию в военном плане и экономическом тоже, о мировом господстве в таких условиях говорить не приходится;

— Всему свое время господин премьер – улыбнулся Киссинджер – всему свое время. Я ценю вашу откровенность и позволю себе быть откровенным с вами. Дело в том, что не все евреи разделяют наши взгляды, многие не хотят видеть еврейское государство в принципе, так как считают, что пророчество невозможно без прихода Мошиаха, мы же полагаем иначе. Есть форма и нам следует ее наполнить. Мошиах это каждый еврей, живущий на этом свете, а раз так, то настало время исполнения пророчества. После нацистского холокоста еврейская нация получила новое, исправленное издание, очищенное от ассимилированных выкрестов Европы. Как раз этот факт и послужил созданию Израиля. Для этого потребовались десятилетия, десятилетия могут потребоваться и для Китая, прежде чем ваша страна придет к мировому господству.

Когда-то представленные мной круги, возлагали подобные надежды на Троцкого, но с приходом Сталина пришлось отложить идею мировой революции до лучших времен и вот теперь эти времена настали. США достигли ядерного паритета с СССР, элиты политбюро уже не отвечают требованиям коммунистической идеологии, началось их разложение, этой стране конец, в скором времени она прекратит свое существование. Но у нас осталась потребность в существовании коммунистического строя;

— И в чем же она заключается?

— Коммунизм это всего лишь одна из форма иудаизма, он призван уничтожить христианские и мусульманские конфессии, а следовательно и их святыни. Это позволит нам возвести Храм, на месте мечети Аль-Акса, расположенной на храмовой горе Иерусалима. Таким будет завершающий этап реализации пророчества, после которого все евреи смогут посвятить свои жизни служению Богу. Остальным народам уготована судьба рабов, обеспечивающих наши с вами элиты, господин премьер;

— Вы крайне интересный собеседник господин Киссинджер, помимо китайцев мне не приходилось встречать людей, кто бы смог так меня заинтересовать в разговоре, но он вызывает больше вопросов, чем я получаю ответов;

— Спрашивайте;

— Что вы подразумеваете под элитами наших народов?;

— Вашу правящую коммунистическую надстройку, членов партии и их потомков – носителей истинных коммунистических ценностей. Что касается нашей элиты, то я имею ввиду весь еврейский народ. Нашим с вами детям и предстоит в дальнейшем править всем третьим миром;

— Очень заманчиво господин госсекретарь, но вы должны знать, что диктатура Мао основана как раз не на элитах, его поддерживает крестьянское население с тех пор, когда он обратился к нему напрямую в обход номенклатуры с призывом к конструктивной критике компартии;

— Мао не вечен, в отличие от идей марксизма-ленинизма. Именно Ленин когда-то проводил наши интересы в России, именно его новая экономическая политика была олицетворением, той революции, которую мы хотели для всего мира, и именно Китай может эти идеи воплотить в будущем;

— Но как?;

— Очень просто, наши капиталы, западные технологии, построение рыночной экономики и со временем под управлением компартии будет находиться мощнейшая экономика мира;

— Китайская народная республика не представлена в ООН, мы находимся в экономической блокаде и чтобы реализовать ваши планы, необходимы глобальные внешнеполитические преобразования;

— Китай станет членом ООН и займет там место Тайваня. США выведут 2/3 американских войск с острова, как только будет урегулирована вьетнамская война, мы не станем поддерживать так называемое Движение за независимость Тайваня, если вы примите наши условия. Следующим шагом станут экономические преобразования. Но от вас потребуются встречные шаги, главным из которых – четкое обозначение позиции в отношении СССР;

— Тут как раз не возникнет никаких проблем. Наши идейные разногласия с СССР начались после развенчания Хрущевым культа личности Сталина, которые продолжаются до сих пор. Это поставило под сомнение всю идею коммунистического строя, поэтому, а также в силу других непреодолимых противоречий, компартии Китая крайне важны новые ориентиры и всякое отмежевание от советского курса. В целом я нахожу ваше предложение господин Киссинджер крайне интересным, я рад нашей продуктивной встрече и надеюсь, что нам с вами предстоит еще не одна интересная беседа в будущем;

— Это взаимно господин Эньлай, я тоже на это надеюсь.

В результате этой встречи Киссинджер и Чжоу получили персональное доверие, что способствовало восстановлению дипломатических отношений между государствами. В сентябре 1971 года еще раз совершит визит в Китай, а уже в феврале 1972 года Ричард Никсон станет первым американским президентом, который совершит официальный визит в Китай. А при Джимми Картере, 1 января 1979 года будут установлены уже полноценные дипломатические отношения между Вашингтоном и Пекином, что послужит новой модели международного партнерства и введение Китая в ряды мировых государств. Фактически Вашингтон инициировал введение КНР в большую геополитическую игру и в дальнейшем превратил международную субъектность Пекина в одну из ключевых; фактически он основал стратегический треугольник США – Китай – Россия, который функционирует и до сегодняшнего дня.

В конце 2019 года, отвечая на вопрос стэнфордского историка Нила Фергюсона о текущем состоянии американо-китайских отношений, почти столетний Киссинджер заявил, что «мы находимся в предгорье холодной войны». Дипломат также сказал, что по сравнению со слабой экономикой Советского Союза, Китай в настоящее время имеет стратегическое значение для США. И поэтому противостояние будет иметь ощутимые последствия.
Это высказывание ветерана американской стратегии Генри Киссинджера стоит понимать как попытку возврата к модели, созданной им самим 50 лет назад, однако без учета нынешних геополитических реалий.
Трамповская философия фактически разрушала, как считал Киссинджер, тот позитивный формат всеобщего взаимодействия с Пекином, который, как он считал, все-таки делал Китай конструктивным и предсказуемым. Опыт Киссинджера должен быть переоценен с точки зрения новейших тенденций, ведь Китай особенно при Си Цзиньпине явно вышел за рамки понятия партнера, превратившись в оппонента.

1

Автор публикации

не в сети 4 дня

Pablo Picasso

51
Комментарии: 23Публикации: 35Регистрация: 04-09-2021

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий