Я приду плюнуть на ваши могилы. (продолжение)

  •  
  •  
  •  
  •  

Jedem das Seine (продолжение)

Помню, как-то мы толпой поехали в Сочи. Выправили левые пропуска на пляж гостиницы «Жемчужина». Лому достался пропуск на женскую фамилию Вялова. Он взял ручку и заявил: «Это будет двойная фамилия», поставил тире и приписал «Хряпнула», с таким пропуском и ходил. На набережной стояла огромная рогатка-катапульта (аттракцион), которая выстреливала человеком. Сейчас ее убрали, говорят, кто-то тронулся рассудком во время полета. Я регулярно выстреливал Ломом, а потом вся набережная умирала от смеха, слыша мат, молитву и причитания одновременно. А однажды мы выстрелили девушкой из г. Шахты, с которой Лом специально для этого познакомился.

Как-то он напился и с дружком ночью залез в охраняемый собаками дендрарий, где изнасиловал каменную статую и украл указатель «Страусы», который мы потом установили на улице Фабрициуса в направлении каких-то гаражей, куда и стали ходить доверчивые любители страусов.

Когда пьяный Лом замечает ряженых – Микки Мауса или Деда Мороза – то, как собака при виде милиционера, не может удержаться, сразу же наскакивает, пытаясь целоваться и совершая частые фрикции, чем повергает жертву в шок. Например, Микки Маус в сочинской Ривьере заранее прятался, завидев Лома еще издалека. Такое поведение очень заразительно. Осенью прошлого года единороссы выпустили в город толпу белых медведей. Я, конечно, не напрыгивал на них, но, остановившись на перекрестке у «Иллюминатора», увидел, как молодая особа буквально в двух шагах от меня крепко обнимает мохнатый символ партии. Казалось, что медведь держит в зубах нерпу. Я не удержался и спросил, процитировав Хантера С. Томпсона «Страх и отвращение в Лос-Вегасе»: «Сколько вам платят за то, что вы трахаетесь с белым медведем?» Девушка ответила неумно и грубо, и стало понятно, что «глупая нерпа» даже и фильма-то не смотрела. Затем я с чувством глубокого удовлетворения позвонил Лому и рассказал эту историю, такой прикол ведь не каждый поймет.

А еще Лом очень любит по пьянке пугать людей, делая страшные глаза, размахивая руками и крича: «Дайте мне нож!» А когда слышит замечания неиспугавшихся граждан, всегда говорит: «Этт не я!».

Сильно пьяный, он бывает даже очень романтичен, особенно на природе. Проплывая на лодке мимо пляжа или набережной, размахивает грязной красной майкой и дурным голосом кричит: «Аассоооль!», что очень нравится «гражданам отдыхающим» и бухающим.

Иногда в нем даже просыпается тяга к общественно полезной деятельности. Однажды, в очередной раз отправившись за «длинным рублем», он (по моей рекомендации) устроился подсобным рабочим на строительство возле Патриарших прудов (в Москве), в соседнем доме от «нехорошей квартиры». Целый день таскал мешки с песком и цементом на пятый этаж, а к вечеру получил «привет от Воланда»: вылез дьявольский геморрой и переклинило спину. Отлежавшись, Лом стал часто оправдывать свое безделье постулатом: «Я работать не могу, я устаю».

При всей своей своеобразной смелости Лом не любил ссориться с властями и никогда не подписывался на откровенно антиправительственные выступления, чем, конечно же, сильно меня злил.


Даже в период борьбы с действующим тогда губернатором Аяцковым он отказался повесить на своем балконе (а живет он в самом центре) вполне безобидный плакат «Долой Аяцкова». В ответ на упреки товарищей Лом придумал лозунг, похожий на большинство его трудов – смешной и бесполезный: «Славься, Аяцков, нежный и ласковый!».


Помню, я хотел зарегистрировать его в качестве кандидата в Государственную Думу по 158 избирательному округу (город Саратов). Лома планировалось избирать под лозунгом-трансформером: «Хочу и вдуну!». На агитационных плакатах в слове «вдуну» буква «н» должна была быть перечеркнута, а сверху нарисована корявая буква «м» и получалось вполне честно: «Хочу и в думу!». К выборам Лом придумал себе политический псевдоним (партийную кличку): «Ватрун Самоварфельд» и разработал предвыборную программу, заключалась она в обещании в случае избрания:


1. Принять законы: «О недрах», «О кедрах», «О выдрах», «О пидрах».
2. Помочь Путину.
3. Разузнать, как у них там…


К сожалению, перед самой регистрацией кандидат в кандидаты очканул и феерическое шоу не состоялось, чего я до сих пор не могу ему простить… Возможно, его отказ был проявлением скрытого дара ясновидения и отдаленным предчувствием неизбежного.


У Лома только с милицией складываются напряженные отношения. Как человека пьющего, его постоянно доставляют в различные отделения, где он, придуриваясь и кривляясь, веселит дежурную часть.


Однажды Лом с компанией себе подобных летней ночью сели в проходящий астраханский поезд, где уже через четверть часа все пассажиры плацкартного вагона знали их по именам. Они поили проснувшихся граждан водкой с пивом, трубили в горн, оторвали в туалете унитаз и, перевернув его, подвесили на проволоке, где он смешно содрогался и раскачивался в такт движению. Утром прибыли в Мичуринск, а там строгая милиция, из-за которой весельчаки называют его, как в старину – город Козлов, и на унитазных вандалов, наконец, составили протокол. В графе «Объяснение нарушителя», они написали фразу, шокирующую стражей размахом и креативностью: «Х…й! Всех с Новым годом!»


Иногда нелюбовь к ментам прорывается наружу, тогда Лом часов в пять утра, когда самый сон у постовых, начинает со своего балкона бомбить картофелинами и петардами пост охраны общественного порядка – металлический ларек с надписью «Милиция», где, по его утверждению, торгуют милиционерами.
Можно бесконечно рассказывать о подобных «подвигах» и бесчинствах Лома и Ко, но, кажется, я уже достаточно раскрыл образ героя данного повествования и пора переходить к сути.
В декабре 2007 г. я в последний раз выгнал Лома, и он смог уже беспрепятственно служить Вакху.

За год мы встретились всего несколько раз. Однажды, случайно оказавшись на Чернышевской, выше улицы Соколовой, у огромного частного трехэтажного дома, я увидел выходящего оттуда пьяного Лома, за ним из этого же дома вышла женщина, ведшая под уздцы двух крупных пони под седлами, им было очень неудобно спускаться по ступенькам. Лом все разворачивался и порывался сесть на одну из лошадок, но женщина протестовала. Следом появилась толпа «укурков», которые встретили бригаду скорой помощи и уже через несколько минут вернулись с «пассажиром» на носилках в полной отключке, который, заняв положенное место в карете, умчался под вой сирен. Лом пояснил, указав на скорую: «Тут живут американцы, а этот упал с лестницы», и помочился, стараясь попасть на ноги замученному пони.

Это было три месяца назад, и теперь я вдруг узнаю от людей, что он зарегистрировал сайт фанатов Заместителя председателя Государственной Думы Вячеслава Викторовича Володина (по названию, кстати, очень напоминающий мой старый сайт).

Думаю, что ему заплатили (не напрямую, конечно) те же люди, что и сочиняли про Володина хвалебные стихи. Они, вероятно, хотели довести до абсурда «любовь простого народа» к новому вождю – Володину и таким образом дискредитировать Вячеслава Викторовича в глазах Федеральных властей. Поскольку самым большим преступлением политического деятеля перед нынешним режимом является то, что его в какой-то деревне вдруг полюбили больше, чем действующего президента или, того хуже, президента бывшего. Такое тяжкое преступление точно не простят, это же не мелкое баловство, не казну грабить…

Официальная версия, что Лом на свои деньги зарегистрировал сайт, чтобы потом продать его Володину, не выдерживает никакой критики (это уже не Виан, а Льюис Кэрролл какой-то). Во-первых, зачем этот сайт Вячеславу Викторовичу, как, собственно, и не нужен такого рода «фанат»? Во-вторых, откуда у Лома деньги на сайт, если он даже сигареты стреляет?
То есть Лом влез в политику с намерением заработать и, как обычно – заработал… «геморрой» (а это привет от другого Воланда). За ним установили наружное наблюдение, проще говоря, стали следить. Он это заметил и, чтобы быть мобильнее, взял машину у товарища – и ему тут же порезали все колеса. Начались звонки с угрозами, и он стартанул в милицию писать заявление.

Пока он ходил во Фрунзенский РОВД, камеры внешнего обзора расположенного неподалеку банка зафиксировали, что к стоящей на улице машине 14 модели подошел работник ГАИ. В машине находились несколько человек, гаишнику показали служебное удостоверение, и он ушел. Далее на записи видно, как вышедшего на улицу Лома затолкали в эту же машину. В операции по захвату участвовало не менее восьми человек в масках и три машины, то есть «маски-шоу» во всей красе.

А далее события развивались по чисто бандитскому классическому сценарию. Машина выехала за город на Кумысную поляну, в лес, где Лома по традиции избили, а потом, вероятно, вспомнив «Полет над гнездом кукушки», стали пропускать через голову электрический ток. Затем немного поиграли в инквизицию: облили бензином и пугали тем, что подожгут. Подобные вещи многие делали еще в 90-е годы, а вот истинным новаторством было то, что в конце концов, говоря великим и могучим русским языком, Лома обоссали, разули и отпустили босиком по снежку в город, предварительно настоятельно потребовав уничтожить сайт фанатов Володина. Кстати, в определенных кругах Лома называют «пятнистый олень», поэтому, когда мне рассказывали о последнем его приключении, как он бежал босиком по заснеженной дороге, на ум пришли строчки из песни:

Осенью в дождливый серый день
Проскакал по городу олень…

1

Автор публикации

не в сети 6 дней

admin

13
Комментарии: 0Публикации: 22Регистрация: 30-01-2021

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий