Коллаборация п

  •  
  •  
  •  
  •  

 

 

 

КОЛЛАБОРАЦИЯ П…

 

ПАДЕНИЕ

 

Люцифер был прекрасным, совершенным и помазанным Херувимом он принадлежал к высшему рангу ангелов. Несущий свет, сияющий, печать совершенства, полнота мудрости и венец красоты. Господь создал его, чтобы он осенял престол божий, восхвалял бога. Он совершенен был в путях его, доколи не нашлось в нем беззакония.

«Ты отказался поклониться сыну моему Адаму в тронном зале, он также как и ты живет в Эдеме и все воинство небесное признало его венцом творения моего, ты возгордился и согрешил внутри себя»;

— «Творец, я есть твой верный ангел, но не вижу в творении твоем путь праведный»;

«Мои пути непогрешимы!!!» — громогласно произнес Всевышний и молнии разлетелись по тронному залу;

— Преклонив колено — «Творец, ты наделил Адама дыханием своим, но создал женщину они ослушаются заветов твоих и согрешат и будут изгнаны, и начнут плодиться и грешить, и Каин убьет Авеля, и так будет продолжаться всегда и с каждым рожденным отпрыском все меньше дыхания твоего будет в их душах, пока не исчезнет вовсе, и превратятся творения твои в зверей коих создал ты во служение им, а потом и вовсе в глину ибо есть в душе их изъян и будут вечно они соперничать между собой и предпочтут служению тебе, грех»;

«Изыди с глаз моих до конца времен, я изгоняю тебя и отбираю имя твое, отныне будешь зваться Дьявол!!!»;

Молния пронзила небеса и сделав три оборота Люцифер пал, и потерял свой прекрасный облик обретя рога.

— «Я докажу, что творение твое есть глина из которой создал ты его, взойду на небо, выше звезд божьих вознесу престол мой, буду подобен тебе».

***

 

В кабинет главного оперуполномоченного исправительного учреждения тюремного типа №_ ввели заключенного, санкция статьи предполагала до исключительной меры наказания, соответственно он был в наручниках и в сопровождении вооруженной охраны.

«Присаживайтесь» — опер любезно указал на стул;

— «Благодарю» — заключенный присел;

«Курите?» — спросил опер;

— «Бросил» — ответил он;

«Похвально, а я вот все никак, служба знаете ли очень нервная. Признаюсь с такой статьей как у Вас особо не любезничают, мне удивительно, как вы еще живы, два сотрудника это не шутки, обычно заключенных с подобным обвинительным заключением ломают быстро, поступает спецраспоряжение о применении спецметодов, но в вашем случае такого распоряжения не то чтобы не поступало, напротив Вас приказано оберегать как зеницу ока. Я уж не знаю, какие силы задействованы в этом деле, но я подчинюсь им, а вот с контингентом вам придется решать самостоятельно. Вас сегодня же переведут из одиночной камеры в особо охраняемую, но учтите люди там соответствующие. От себя могу лишь передать вам посылку от родителей и записку от друзей» — опер протянул скрученную в трубочку и упакованную в полиэтилен маляву.

— Уведите!!! — двое сотрудников вывели меня из кабинета и мы пошли вверх по винтовой лестнице, добравшись до камеры на последнем этаже мне вручили завернутый матрац.

Дверь с грохотом захлопнулась за спиной, и размахивая руками, на раскрученных шарнирах, ко мне подскочил местный обитатель, очень похожий на героя известного фильма по кличке Промокашка, в отличие от своего киношного прототипа этот тип был на полтора десятка лет моложе и имел футболку с рисунком «999».

«Вилкой в глаз или в ж..пу раз?» — произнес он тюремное приветствие, обычно действующее на новичков обескураживающе. Я молча достал из свернутого матраца маляву и протянул ему, он обескуражено взял ее в руки и побежал обратно, в угол хаты, где сидели остальные ее обитатели во главе со смотрящим. Это была специальная камера, на так называемом спецпродоле, усиленно охраняющийся коридор на верхнем этаже корпуса тюрьмы.

«Проходи дорогой располагайся!» — послышался голос из угла. Я молча всунул матрац в руки Промокашки и уверенно пошел вперед.

— «Саламалейкум люди» — поприветствовал я всех присутствующих, они поприветствовали меня и усадили за стол. Промокашка разложил матрац на нижней шконке, стоящей недалеко и принялся варить чифир. Я поклал пакет с продуктами на стол, и предложил остальным не стесняться. После мы провели ритуальную чайную церемонию, пообщались и поужинали в узком кругу из пяти человек.

Оставшись наедине, ко мне обратился смотрящий — «Откуда ты знаешь моего брата?»;

— «Я даже толком не знаю кто ты, не говоря о твоем брате» — ответил я;

«Ну вот, в маляве написано» — он протянул мне развернутый клочок бумаги, на котором я прочитал помимо прочего, «если с этим человеком что-то случится, то что-то случится и с твоим братом на таком то лагере и подпись Мотя». Я взял шариковую ручку и написал телефонный номер на исписанном сканворде, и оторвав край листочка протянул ему.

— «Если у тебя есть ко мне какие-то вопросы позвони сюда, тебе на них ответят, а мне позволь отдохнуть и собраться мыслями, нужно понять, как отсюда выбираться, ты надеюсь не против?»;

«Да нет что ты, конечно, располагайся за быт не волнуйся, если что нужно не стесняйся».

Удобно устроившись на постели и открыв книгу из местной библиотеки, я стал оценивать незнакомую мне обстановку. Помимо блатных с кем я разделил трапезу, в камере были еще несколько человек, два бородатых исламиста, о чем-то тихо спорящих между собой еще до момента моего появления, один старик лежавший особняком и читающий книгу и запуганный молодой прыщавый парень, как позже выяснилось киберпреступник. Обвинительные заключения каждого находившегося здесь, предполагали наказание от 15 лет лишения свободы и выше, а совокупно максимально возможные сроки всех вместе взятых, были сопоставимы с жизненным циклом Графа Дракулы. Прочитав несколько страниц тюремной книги, о крестовых походах средневековья, я уснул.

 

***

 

Ясное голубое небо стало темно-красным, замок Керак погрузился во мрак. Пыль из под копыт сотнетысячной конницы Салах ад-Дина затмило солнце, день превратился в ночь.

«Повелитель» — поклонился вошедший в шатер сарацин – «Мы смели крестоносцев защищавших замок, некоторых взяли живыми, но прежде чем ты прикажешь их казнить позволь сказать, что среди христиан есть Балиан сын Годфри. Они вышли против нашего авангарда, чтобы защитить крестьян и дать им возможность укрыться за воротами»;

— «Где Рено де Шатильон?»;

«Спрятался за стенами мой повелитель»;

— «Я слышал о Балиане и помню барона Ибелина, если он действительно его сын, то это благороднейший из врагов, так почему мне не следует его казнить?»;

«Он раз спас мне жизнь, освободил из плена и подарил коня, я поклялся ответить ему тем же мой повелитель»;

— «Хорошо он может уйти и забрать с собой своих рыцарей, но прежде возьми с него слово не участвовать в битве за Керак»;

«Да повелитель, мудрейший из правителей, да хранит тебя Всевышний»;

— «Ступай и передай всем, готовится к осаде»;

«Слушаюсь мой повелитель».

Затяжной гул военных горнов разнесся по пустыне, провозгласив прибытие армии крестоносцев во главе с королем Иерусалима Балдуином IV. Золотой крест сверкал на горизонте, столбы песка и пыли из под копыт тяжелых коней окончательно затмили солнце. Две сотнетысячной армии сошлись друг перед другом посреди Сирийской пустыни возле замка Керак. Два войска крестоносцы и сарацины готовы были устроить библейский Армагеддон, но последнее слово оставалось за их правителями.

Пять белых всадников из армии христиан направились в сторону войска мусульман, четыре крестоносца сопровождали своего короля, чье обезображенное проказой лицо скрывала серебряная маска.

«Подать коня!» — скомандовал султан и тут же к нему подвели черного как ночь арабского скакуна.

— «Мой повелитель это может быть ловушкой, неизвестно кто прячется под маской, разреши прежде отправить парламентера?»;

«Ты плохо усвоил уроки своего правителя друг мой, король не убивает короля, если здесь все войско Балдуина, то значит и он тоже, и не пошлет вместо себя другого»;

— «Тогда я отправлюсь с тобой» — сказал сарацин запрыгивая на лошадь, и указал еще троим следовать за ними.

Оставив свиту в ста метрах от ожидавшего Балдуина, Салах ад-Дин продолжил движение, замедлив шаг коня.

Б. «Мир тебе»;

С. «Алейкумасалям».

Слегка склонив головы и приложив к сердцу правую руку, оба правителя поприветствовали друг друга, не слезая с коней.

Б. «Рено де Шатильон будет наказан, даю слово, отведи свое войско от Керака, иначе мы все тут умрем»;

С. «Ты казнишь своего лучшего воина, благодаря которому когда-то одержал надомной победу?»;

Б. «Клянусь тебе, он ответит за свои прегрешения особенно теперь, когда напал на безоружный караван с паломниками, идущий в Мекку и убил твою сестру, прости, я скорблю вместе с тобой»;

С. «В обозе были дети, 12 невинных душ, они похищены тамплиерами»;

Б. Виновато склонив голову – «Я казню каждого тамплиера ступившего на святую землю с меня довольно их бесчинств. Идет война добра со злом со времен великого Искандера, которому принесли голову Дария – губителя детских душ. Собственный народ восстал против тирана питающегося кровью младенцев. На западе народ сжигает ведьм и чернокнижников, молодой король Англии выжигает сатанинские отродья мечом и огнем, но не всегда удается вовремя их распознать, они прикрываются нашими святынями и развязывают войны с именем господа нашего на устах. Именно этого добиваются тамплиеры, и именно поэтому я прошу тебя отвести свое войско»;

С. «В моих землях тоже участились языческие обряды с приношением в жертву невинных детей. Сотни младенцев были похищены и найдены замученными и обескровленными, я намерен положить этому конец, и понимаю, что если сейчас мы вступим в бой, то потеряем армии, и тогда язычники без труда захватят и уничтожат наши святыни. Я уведу своих людей в Дамаск, но и ты должен будешь сдержать слово и казнить Рено де Шатильона, иначе мою голову принесут следующему правителю незнакомому с пророчеством святого писания»;

Б. «Знаешь Саладин, а ведь это, то самое место, которое в Библии называют Армагеддон, но время еще не пришло, согласно пророчеству он произойдет почти через тысячу лет и положит конец деяниям Сатаны и его приспешников. Сколько еще невинных душ должно пострадать за это время?

С. «И будет это не царь и не будет у него меча в руках, а только слово и будет говорить он шепотом тихо, но услышит его каждый, и пойдут за ним правители земель, а за ними армии их и не убоятся они зла в последний день»

Б. «И не пронзит трезубец око его, а он пронзит око державшего трезубец» Аминь» — король вновь приложил руку к сердцу – «Это единственное уцелевшее писание содержащее пророчество об избранном, теперь святой престол под властью Дьявола и тамплиеры приспешники его»;

С. «Твой рыцарь Балиан благороднейший из воинов, даже мои сарацины отмечают его отвагу, думаю он честный человек»;

Б. «Он жив?»;

С. Я отпустил его, он чем-то напомнил мне тебя 12 лет назад;

Б. «Мир тебе Саладин»;

С. «Алейкумасалям, прощай мой верный друг»;

Б. «Даст бог свидимся»;

С. «На все воля Всевышнего» — улыбнулся правитель сарацинов – «Я пришлю к тебе лучших лекарей».

Цари разъехались, и пять всадников каждой из сторон, черные и белые, направились к своим армиям. Пыль и песок осели и небо снова стало голубым.

 

                                                                 SKYPE

 

Чат участника №1

Добавление участников №6,№2,№4,№3,№5

В сети 6 участников

№1. Здравствуйте люди;

№4. Саламалейкум;

№3. Приветствую;

№2  Здравствуйте;

№5. Шалом;

№ 6. Давайте уже начнем;

№1. Мы собрались, чтобы обсудить дела наши скорбные. Благодаря одной высокопоставленной псине в погонах многие из наших людей вынуждены довольствоваться хозяйской баландой, другим повезло меньше, но у нас еще остались верные люди хоть и не много. Если не остановить этот беспредел сейчас, то скоро достанут и нас. Собака не успокоится пока не доберется до нашей кассы, или того что от нее осталось.

№5. Что ты предлагаешь, мы не можем его убрать среди наших людей Иуда, он всегда будет на шаг впереди;

№2. Мочить мента это не дело, прилетит так, что костей не соберем;

№4. Согласен;

№1. Никто не предлагает его мочить есть куча других вариантов, нужно всего лишь устроить ему пенсию, пусть отдохнет;

№2. ?;

№5. Интересно как ты это устроишь?

№1. Есть у меня один не засвеченный человечек он как раз специализируется на подобных вопросах, все что от Вас требуется это терпение, поддержка и деньги на операционные расходы;

№3. Где твой человек сейчас, мы можем увидеться и обсудить условия?

№1. Это исключено он не из нашей среды и сейчас в столице портит кровь одному депутату, я отозвал его заняться нашим вопросом, но имейте ввиду на мокруху он не согласится;

№3. Твой человек гарантирует результат?;

№3. Это общие деньги и ты знаешь правила;

№6. Прежде чем я соглашусь мне нужно знать, что это за человек;

№6. Что он предпримет и как будет действовать;

№6. Если он облажается, чем завтра будем оплачивать своих адвокатов?

№1. Я уже сказал это исключено, не хотите участвовать обойдемся собственными средствами, вопрос нужно решать, без вариантов;

№3. Можете рассчитывать на меня, помогу всем, что в моих силах, в том числе и деньгами. Нам нужна передышка, чтобы вычислить крысу. Долго мы бегать не сможем, рано или поздно нас достанут, но если это сделает полковник мы не жильцы.

Сеанс окончен

 

***

 

Наутро встав и заправив постель, я сходил в туалет, выпил чаю с остальными и принялся за уборку собственного жилого пространства. Уборку кондоминиума общество доверило хакеру. После того как он закончил, его пригласил к столу Промокашка и вновь принялся втягивать парнишку в карточную игру. Тот долго сопротивлялся, ссылаясь на то, что больше не желает убирать камеру в одиночку, но противостоять жулью у него получалось слабо. Тогда вмешался я, составив Промокашке компанию, и выгнав хакера из-за стола, мы выложили на стол банк и начали катать. Первые несколько раздач я слил в чистую, потом ставки поднялись и я проиграл еще пару раз, потом еще, но как только колода оказалась в моих руках, все закончилось очень печально, разумеется для Промокашки, он до конца моего заключения в этой камере больше никогда не выпускал из рук тряпку и швабру, а его матрац переместился на шконку ближайшую к выходу, неподалеку от благоухающей параши. Так проходили дни, я со всеми сдружился, очень много времени разговаривал со стариком на политические темы, он оказался добродушным и идейным политическим экстремистом, крайне радикальных правых взглядов. Исламисты тоже далеко не ушли, один из них исповедовал суннитское толкование, другой был представителем северного кавказа и исповедовал уже суфисткое направление, они постоянно втягивали меня в полемику пытаясь рассказать за религию, я избегал этих разговоров как мог, но однажды все таки поддался на провокацию и рассказал им за нее сам. После нескольких таких бесед многие из спорных вопросов удалось снять, но пространство возле шконки постоянно было забито посетителями, приходилось всем уделять внимание. Блатные особо не утруждали свой быт работой над собой, они пили чифир, курили и играли в карты, нужно понимать, что камера была отделена от внешнего мира, причем наглухо, ни дорог, ни кабур, ни перестукиваний, моя малява была единственной попавшей сюда за долгие годы и являлась главным предметом рассуждений среди них, которые при вышеуказанных обстоятельствах, с каждым днем все больше наделяли мой образ мистикой и загадочностью. Больше всего мне нравилось уделять время хакеру, забитый парень стал вести себя уже раскованней, блатные к нему больше не лезли, а остальные поддерживали, он учил меня азам своего мастерства, объясняя основные принципы профессии, а еще составлял неплохую оппозицию в шахматах. Теперь мы всей камерой, кроме Промокашки конечно, присаживались за один стол и делили все поровну между собой. Случались и непонятки, но мелкие, мы даже составили на бумаге некий свод правил поведения и каждый придерживался его, пока в ходе очередного обыска его не изъяли опера, отвезли на экспертизу, после чего суд признал их экстремистским философским трактатом.

День в хате выглядел следующим образом, подъем, оправка, зарядка, завтрак, уборка, свободное время, обед, ужин и все по новой. В свободное время я постоянно читал и привил эту черту многим остальным, появился предмет дискуссий и рассуждений, стало веселее. Долгими днями я пытался понять как еще жив, по всем раскладам я подлежал зачистке, но малява не вписывалась в мое понимание вещей и что это были за силы, оберегавшие меня? Дни все шли, временами кого-то вызывали на допрос, кого-то на свидание к родственникам или адвокату, мне же свидания были запрещены, а допросов и адвокатов к всеобщему удивлению не было. Но в один из дней меня все-таки вызвали и повели в отдельную комнату, зайдя в нее, дверь закрылась и за решеткой на противоположной стороне стола меня поприветствовал среднего возраста незнакомый человек в деловом синем костюме, это и был мой адвокат. Завязалась беседа, помимо знакомства и обсуждения деталей дела, наш диалог выглядел следующим образом.

«Так кто вас все таки нанял?» — задал я очередной вопрос вернувшись к началу разговору;

— «Вы его все равно не знаете, но уверяю, можете считать его другом» — адвокат достал файл с бумагами и положил передо мной – «Вам нужно всего лишь подписать соглашение и я начну Вас защищать»;

«Так процесс будет здесь или в столице» — начал я изучать бумаги надеясь увидеть наименование заказчика, но кроме меня там фигурировало только название одной известной столичной юридической конторы;

— «Дела объединят здесь, хотя мне проще работать в столице»;

«Не хотелось бы, чтобы меня этапировали я тут уже привык и освоился»;

— «Скажите вам что-нибудь нужно, какие-то пожелания, заказчик очень интересовался?»;

«Мне нужно выйти отсюда и чем быстрее, тем лучше, сконцентрируйтесь на этом, а все остальное выкиньте из головы»;

— «Этим и занимаемся, я буду ходатайствовать о назначении вам судебно-психиатрической экспертизы, и рассмотрении дел в отдельных производствах, благо в процессе несколько подозреваемых»;

«Когда?»;

— «Подпишите соглашение и приступим к делу. Думаю, мы имеем неплохие шансы у обвинения только косвенные улики против Вас».

 

***

 

Молодой рыцарь с крестом на потрепанных в боях доспехах, стоял у разрушенной стены Иерусалима, наслаждаясь каждой секундой временного перемирия.

«Асалямалейкум Балиан сын Годфри, защитник Иерусалима» — поприветствовал рыцаря подошедший Салах ад-Дин – «Ты сдашь мне город?»;

— Балиан сделав несколько шагов навстречу – «Прежде чем город отдать я сровняю его с землей, все ваши и наши святыни весь Иерусалим, что сводит целый мир с ума!»;

«А может это и к лучшему кто знает, разрушишь город?»;

— «Подчистую, а каждый рыцарь, что падет, успеет убить десяток сарацинов, ты никогда не соберешь войско вновь, богом клянусь когда войдешь в город, то потеряешь все»;

«В городе женщины и дети их много, мое войско погибнет, но и они тоже»;

— «Ты предлагаешь условия?»;

Салах ад-Дин протянул Балиану свиток — «Это святое писание, которое Балдуин подарил мне в день своей победы надомной, в нем пророчество о том из-за чего и когда произойдет решающая битва добра со злом. Мы сражались на одной стороне и были союзниками, ты должен был сменить его и стать королем Иерусалима, но им стал Ги Де Лузиньян, подчинивший себе всех тамплиеров и разбитый мной в пустыне. Ты должен будешь передать свиток королю Англии Ричарду Львиное сердце и убедить его приехать на святую землю, чтобы помочь мне сохранить наши святыни. Я отпущу жителей и пусть они уходят из города, все женщины, дети, старики, твои рыцари и солдаты, королева Сибилла тоже и вашего короля я вам верну решайте сами, что с ним делать. Никто не пострадает бог свидетель я дам вам воду и еду, мои сарацины сопроводят вас до моря»;

— «Христиане вырезали всех мусульман когда взяли город»;

«Это были не христиане, а безбожники прикрывшиеся верой, я вам не стану мстить я ведь Салах ад-Дин – защитник веры»;

— Балиан с изумленным видом после непродолжительной паузы – «На таких условиях я сдаю город»;

«Асалямалейкум»;

— «И тебе того же»

— В спину уходящему Салах ад-Дину «Что Иерусалим для тебя!!!?»;

Повернувшись к Балиану — «Ничто!» — и немного подумав, сжав кулаки, согнув руки в локтях – «И весь мир!»;

— Рыцарь посмотрел на людей сквозь разрушенную стену города и переведя взгляд в небо шепотом произнес «Храни нас всех господь».

 

SKYPE

 

Чат пользователя №1

Добавление участников №2,№5,№4,№3

№3. Здравствуйте люди, мир всем;

№2. Приветствую всех;

№4. Саламалейкум;

№5. Шалом

№1. Мой человек выполнил работу, полковник ушел на заслуженный отдых, крыса найдена и наказана, мы можем выйти из тени тем более, что основной свидетель у обвинения теперь отсутствует;

№4. Это хорошая новость, но мы поиздержались, полковник все еще имеет влияние у него мощные финансовые возможности у него наш общак и его люди все еще на своих местах;

№5. Когда же это все закончится и я смогу уехать в Израиль?;

№1. Мы работаем над этим, мой человек подготовил пакет документов и через своего прикрученного депутата поднимет вопрос о расформировании УБОП. Мы расшатаем режим сверху, прежде чем столкнемся с ним в тюрьме;

№3. Сколько времени на это понадобится?;

№1. Может полгода;

№5. Мы не можем столько ждать, решать нужно сейчас;

№4. Согласен с №5, нужно убрать полковника у него все еще большое влияние и деньги;

№1. Мочить мента, хоть и отставного, это очень глупо и опасно;

№5. Я уверен твой человек что-нибудь придумает, тем более денег на его предыдущую операцию отвалили немерено, пусть отработает их до конца;

№1. Я вас предупреждал изначально на это он не пойдет;

№3. Мы все должны быть благодарны ему;

№3. Тем более вопрос в Парламенте без него может не решиться, нельзя так рисковать;

№5. Ко мне подобрались вплотную, не сегодня так завтра могут принять я настаиваю, чтобы именно он занялся нашей проблемой, тем более полковник нам всем очень задолжал;

№4. Согласен;

№1. Он не согласится, по крайней мере, пока мы в бегах и на свободе;

№3. Надолго ли?

***

 

«Как долго вы здесь находитесь?» — спросил пожилой доктор с бельмом на правом глазу;

— «Три месяца с 17 мая»;

«По какой причине вы здесь? У Вас есть предположения, что такого произошло, что вы оказались в больнице?»;

— «Кто-то решил, что так будет лучше для меня я не совсем такой как все остальные люди»;

«Что вы имеете ввиду, в чем ваше отличие и вообще чем вы занимаетесь в жизни?»;

— после затяжной паузы — «Играю на фортепиано для других»;

«И как это привело вас сюда? Не совсем Вас понимаю»;

— снова пауза – «Я сижу за фортепиано по особенному, когда играю, и это не нравится другим»;

«Не понимаю Вас, как вы сидите и почему это не нравится остальным?»;

— пауза – «Я сижу за фортепиано не как все, нажимаю на кнопки и педали тоже не как все»;

«Вы водите меня за нос уже третий день, рассказывая каждый раз новую историю одна лучше другой, если бы у вас действительно был фортепиано, то вы бы знали, что этот инструмент не имеет кнопок, а только клавиши и педали»;

— Повернувшись к доктору и нахмурив брови, я слегка агрессивным голосом произнес – «А у меня был фортепиано с кнопками»;

«Ясно, уведите пациента»

Двое санитаров взяли меня под руки и вывели из кабинета.

«А вы что скажите коллега?» — обратился доктор к сидящему в стороне психиатору – «Вы наблюдаете его два с лишним года»;

— «Это настоящий псих профессор, который к тому же симулирует диссоциативное расстройство личности, каждый раз изображая из себя разных людей. В сети есть ролик по этому поводу, он скопировал его»;

«Давайте исходить из того, что здесь все психи, это психоневрологический диспансер»;

— «Совершенно верно, но другие психи считают его ненормальным, он изучил здесь много профильной литературы, и оттачивает свои приобретенные знания на персонале, получая навыки»;

«Это ведь вы дали по нему заключение в суд?»;

— «Да, и полностью поддерживаю собственную позицию»;

«Что он читает сейчас?»;

— «Какую то книгу под авторством Ситчина, не относящаяся к нашей профессии»;

«А почему он в смирительной рубашке, буянит?»;

— «Вовсе нет, он никогда этого не делал и это самое интересное, как только он здесь появился, то нападения на персонал участились, как-то беседуя с ним, пытаясь понять его жизненные позиции он мне заявил, что ему не нужно быть успешным и богатым, а достаточно иметь под контролем такого человека, ему не нужна особая физическая сила ему достаточно иметь друга боксера и так касаемо всего, он прирожденный манипулятор;

«Манипуляция есть первый признак психопатии»;

— «Именно, вот поэтому мы стараемся ограничить его движения и ясный разум, он уже сколотил вокруг себя самых отъявленных отморозков, они явно что-то замышляют, и поэтому я буду рад передать его вам профессор»;

«Спасибо коллега я вам безмерно благодарен, я как раз пишу очередную научную работу, и этот персонаж станет для нее основой, когда можно будет уладить все формальности?»;

— «А все готово, все согласования получены, мне позвонили сверху еще до вашего приезда, и я был рад встретить и познакомиться со светилой науки в вашем лице»;

«Ну не стоит коллега мне право неловко, попросите персонал подготовить его к выписке с дальнейшим переводом в мою клинику, транспорт прибудет с утра».

 

***

 

Металлические жалюзи противоположной стены с грохотом раздвигались, открывая стеклянный ветраж на всю ее площадь, от пола до потолка. По ту сторону стояли три человекообразных ящера в белых медицинских халатах, за их спинами находилась лаборатория, где они проводили свои внеземные опыты над похищенными людьми, коих в помещении трюма космического корабля было сотни, среди похищенных находился и я. Люк в потолке помещения раздвигался, заливая его ярким светом, и оттуда появлялась двупалая, механическая рука. Она каждый раз забирала очередного пленника и уносила в лабораторию, усаживая его прямиком в кресло. После этого над испытуемым начинали проводить опыт. Первым делом вскрывалась черепная коробка, оголяя мозг человека, после, в него вставлялся некий предмет, напоминающий ламповый транзистор, он торчал на 20 см из головы и черепная коробка, с проделанным в ней отверстием соответствующего размера, насаживалась обратно. После этого на вставленный чип прикреплялись две небольшие сферы размером с куриное яйцо, красного и синего цвета, которые сразу же принимались поочередно мерцать, словно новогодние гирлянды и вся конструкция начинала со скрипом вибрировать. Далее механическая рука возвращала испытуемого обратно в помещение, люк закрывался, жалюзи задвигались, и трюм снова становился темным, и лишь красно-синие огни из головы испытуемого, скупо освещали его. После такой операции человек переставал быть собой, он тупо шел и уперевшись в стену садился возле нее и замирал, постепенно превращаясь в рептилию. И когда огни переставали гореть, чип отваливался, хвостатая ящерица подходила к двери и прикладывала к ней лапу, датчик считывал параметры, дверь отворялась, и узник покидал помещение. Потом все повторялось заново и под шепот запуганной толпы «Еще одного забрали, еще одного забрали» рука вновь усаживала в кресло очередного испытуемого.

Я с группой своих единомышленников сидел также как и все остальные в этом трюме. Затесавшись в толпе, мы тихо перешептывались. У нас имелся план побега, и он был до гениальности прост. Согласно ему нужно захватить корабль, перебить всех рептилий на борту, потом долететь до их родной планеты и уничтожить ее плазменными орудиями и термоядерными зарядами, а после вернуться на родную планету. Оставалось обсудить детали, нужно было выяснить слабые стороны ящеров, и решено было отсекать им головы. План окончательно составлен, нанесен на клочок бумаги и утвержден, обратного пути нет, отмашка дана.

«Авраамова на выписку!!!»

Люк снова открылся и ослепил глаза, когда окружающее пространство обрело очертания, я обнаружил себя в светлой комнате. Руки мои были скованны смирительной рубашкой, слюни стекали со рта, я сидел на стуле за столом с остальными пациентами клиники и не мог произнести ни слова. Напротив меня расположился огромный человек, и высунув язык он с безумным взглядом на кривляющейся голове, старательно выводил красные пятна на белом листе бумаги. Слева сидел еще один, он рассматривал готовые рисунки, на первом были изображены части ящерицы в разрезе, отделенные от туловища хирургическим скальпелем, на втором вонзенный в голову рептилойда нож, на третьем нечто означающее космический корабль, стреляющий из пушек и сбрасывающий бомбы на плоскую планету, четвертый был обычным детским рисунком, домик, солнце и счастливая семья, держащаяся за руки. Напротив второго сидели еще двое и что-то тихо доказывали друг другу, я разобрал лишь «Справа от большой медведицы, третья планета от солнца, если что у кого-нибудь спросим».

Двое санитаров подошли ко мне, взяли за руки и повели — «Его забрали, его забрали, мы отомстим» — слышался в след тихий шепот.

 

***

 

Двое всадников отделились от основного отряда и направились к скромному жилищу местного ремесленника. Подскокав к хозяину дома, стоящего у дверей, первый всадник произнес

«Мы спешим отбить царство Иерусалимское!»;

— Хозяин дома приветливо ответил — «Идите по землям итальянцев и дальше, где говорят на незнакомых языках»;

Второй всадник, с золотой короной на шлеме медленно, верхом приблизился к нему вслед за первым

«Мы хотели повстречать Балиана – защитника Иерусалима»;

— «Я простой кузнец»;

«А я король Англии» — сказал Ричард Львиное сердце, доставая из походной сумки скрученный свиток

«Я получил твое послание, Балиан барон Ибелин и дал клятву защитить наши святыни в Иерусалиме»;

— «Я всего лишь кузнец»

Ричард кивнул в ответ, всадники тронулись, и примкнув к отряду исчезли за холмом, чьи очертания соседствовали с синим облачным небом.

 

SKYPE

 

Адам. Привет;

Ева. Привет куда пропал я соскучилась;

Адам. Извини были дела в столице, но теперь я здесь;

Ева. Ты вернулся ура!!! По делам или по мне соскучился?;

Адам. Конечно соскучился, еще и дела, буду защищать в суде некоторых своих друзей, как ты поживаешь, расскажи мне очень интересно;

Ева. Ой ты знаешь после того случая когда мой муж нас с тобой застукал моя жизнь стала невыносимой, старику пришлось уволиться и он во всем винит меня, типа я опозорила его и всю семью. Он деспот и если не муж он давно бы меня убил.

Ева. Я не знаю как быть и как поступить, меня уже несколько месяцев не выпускают из дома даже в магазин я начинаю сходить с ума. Помоги мне забери с собой в столицу.

Адам. Как я могу тебе помочь, убить их всех)?;

Ева. Убей, сделай что-нибудь, только не пропадай снова, мне не с кем больше общаться. Иногда мне кажется, что ты специально все подстроил, чтобы уничтожить мою жизнь;

Адам. Ты действительно начинаешь сходить с ума;

Ева. Я знаю, старый пердун не дает ни копейки, ни мне, ни мужу, хотя у самого денег немерено, я даже знаю где он их хранит, если поможешь, отдам тебе половину.

Адам. Если я соглашусь тебе помочь, то не из-за денег. Кроме тебя твоим лэптопом кто-нибудь пользуется?

Ева. Да какой там, они даже сотовым не овладели, я постоянно набираю номер старику;

Адам. Хорошо жди инструкций, скину файлом в условленное время. Все будет хорошо.

 

***

 

Мощный американский джип с трудом пробирался сквозь снежные переметы, дворники не успевали очищать лобовое стекло. Подъехав к дачному участку с нужным номером на табличке я попросил заглушить двигатель и приоткрыв дверцу стал вслушиваться в окружающие звуки.

«Кроме метели ты ничего не услышишь, да расслабься здесь никого нет, в такую погоду даже собаки дома сидят» —  отметил водитель, двухметровый шкаф с мозгами от канарейки. Я набрал его номер со своего мобильника и приказал не сбрасывать вызов;

— «В случае кипиша сигналить не нужно, сиди ровно и не дергайся, а самое главное держи мобилу возле себя, я должен слышать все, что происходит»;

«Да ладно тебе жути гнать…..»;

— «Ты понял, что тебе сказали?» — заткнул его пожилой очкастый мужичок сидевший рядом со мной на заднем кресле.

«Все понял, извини не прав» — моментально притих водитель;

— «Идем» — обратился мужичок уже ко мне – «А ты пока разверни машину и потуши фары»;

Мы подошли к воротам и вставив в замочную скважину ключ открыли калитку, дверь уперлась в сугроб и потребовалось некоторое усилие, чтобы распахнуть ее до конца.

«Не волнуйся» — прошептал мужичок – «Через пять минут следов не останется все заметет».

Подойдя к дачному домику он достал электронный прибор и замкнул на него сигнализацию. Я снова вставил ключ и мы вошли внутрь. Скинув коврик и разобрав паркетные доски мы обнаружили люк в погреб и спустившись в него по бетонной лестнице нам снова пришлось разбирать уже кирпичную кладку, которая на удивление легко поддалась. Перед нами был сейф, я закрыл погреб и включил фонарь, мужичок достал инструмент и начал сверлить дверцу немецкими сверлами.

«Это не сейф, а консервная банка, подай английские сверла» — попросил он прервав работу, и я поднес к нему раскрытый набор с различными насадками. Сменив их, он продолжил сверлить, я же все это время подсвечивал отверстие и поливал сверло водой.

Высверлив замок перед нами открылось содержимое, сковав движения и взгляды обоих. Пачки денег и золотых слитков лишили меня дара речи.

«Сумки» — скомандовал мужичок, и я поднес одну из них, заранее растегнув;

— «Половину сюда, половину в другую, но учти, какую из них забрать себе, буду решать я» — Пожилой мужичок слесарь по жизни, по ночам бомбил медвежатником, он был человеком одного из моих клиентов, которого я защищал в суде, половина этих денег предназначалась мне в качестве гонорара, вторая уходила клиенту и должна была покрыть расходы на взятки. Это был ментовской общак, и дача почившего этот мир ментовского полковника, о которой знали только члены его семьи. Менты знали об общаке, но не знали о даче, семья знала о существовании дачи, но не знала о деньгах, спрятанных в ней, и лишь случайно подслушанный бред пьяного спящего полковника привел нас сюда.

Разделив добычу медвежатник любезно позволил мне выбрать сумку, и взяв первую попавшуюся я отметил ее тяжелый вес, сдуру чуть не надорвав спину. Мы собрали инструмент и кладку, вынесли добычу на вверх и сложив паркет, застелили пол ковриком. Проделав обратные действия мы вернулись в машину, водитель закинул сумки в багажник, поместив мою справа и тронулся в обратном направлении. На все про все ушло 23 минуты.

«Когда заходишь в чужой дом старайся не нарушать покой хозяев и существующий там порядок, а покинув его не оставляй после себя ничего, дом должен выглядеть так будто тебя там никогда не было. Этот закон нужно соблюдать как в жизни, так и на деле. Вежливость лучшее оружие вора»;

— «А точность вежливость королей» — ответил я на житейскую мудрость.

Мы рассмеялись.

— «С вами приятно иметь дело»;

«С тобой тоже, ты не сделал ни одного лишнего движения, не задал ни одного вопроса и не отвлекал меня от работы глупыми разговорами. Мы все провернули по заранее оговоренному сценарию, каждый четко выполнил свою задачу. От подельника зависит 50% успеха, умные люди были редкостью во все времена, не то что это бычье» — указал медвежатник на водителя – «Ни украсть, ни покараулить»;

— «Благодарю за комплимент, но я специализируюсь на других вещах»;

«Неужели? – сыронизировал он и продолжил — Умные люди на то и умные, что полагаются на собственный интеллект, но ты всегда можешь полагаться на мою помощь в случае чего, а ситуации бывают разные, знай, я никогда тебе не откажу, за добро платят добром, таков закон божий. Ты вернул наши деньги и даже больше, наконец-то я смогу покинуть страну».

Выехав из дачного поселка прямиком на трассу, фары джипа включились и он направился в сторону города.

 

***

 

Закончив работу над 95 тезисами, Мартин Лютер отправил ее на печать, теперь он мог сосредоточиться над переводом отдельных частей текста древнего свитка, чудом уцелевшего в крестовых походах. Именно на его основе Лютер и создал свой труд, разоблачавший святой престол и весь институт Римских пап. Перевод с древнеарамейского был идеален, но некоторые фразы загоняли разум мыслителя в тупик. Одна из таких фраз звучала в переводе следующим образом.

«Убивший ребенка и превративший его кровь в металл потреблял ее в пищу».

Лютер сам опередивший свое время посчитал, что время для понимания и осознания пророчества еще не пришло, и отпечатав несколько копий, передал их своим ближайшим соратникам, а оригинал спрятал на долгие годы. Свиток будет передаваться в его роду из поколения в поколение как самая важная семейная реликвия.

«И придет миссия с востока и будет он гоним как зверь, и станет он зверем, и примкнут к нему другие звери и покарают гонителей его, и восточный ветер благоволить будет»

 

***

 

Около трех десятков прикрытых маскарадными масками лиц мужского пола, тусовались в пентхаусе «Hilton», определить их гендерную принадлежность не составляло особого труда, кроме масок на них не было абсолютно ничего. Разногабаритная масса местных бонз, поглощала алкоголь вперемешку с наркотиками, свободно лежавших на столах в неограниченном количестве, одновременно насаживая друг друга на свои депутатские мандаты, тесно сотрудничая между собой и погружаясь в работу с головой, по самые гланды. Со стороны их оргия больше напоминала брачный период животных особей, сбившихся в один большой змеиный клубок.

Я потягивал Jameson и наблюдал это действо сквозь раздвинутые пальцы, в экран служебного монитора, в небольшом рабочем помещении 20 кв.м. В углу пустой комнаты жужжал и моргал мой личный сервер, передавая картинку моему шефу, носящего кодовое имя Гроссмейстер.

Моя контора занималась охраной этого объекта и организовала сюда поставку наркотиков, ее осуществлял работник посольства под кодовым именем – Дипломат, весь кокаин на столах и в карманах депутатов доставлялся нами.

Молодой официант, державший поднос с шампанским, был наш контакт, он обслуживал номер и тоже иногда принимал участие в оргиях. Именно он помог разместить там камеры, и снабжал меня различной полезной информацией. Благодаря ему удалось установить одного из членов «королевской семьи», периодически посещавшего это место. Полученная от контакта информация содержала приметы Сопляка, черный равнобедренный треугольник, выбитый на пояснице, чья вершина устремлялась вниз в аккурат между ягодиц. Как то наш человек, увлекшись изучением татуировки, переусердствовал настолько, что голова Сопляка ударилась о стену и маска слетела с лица, так и удалось определить его личность и сегодня по нашей информации он должен был посетить это место вновь. Помимо безобидных оргий, где участвовали преимущественно министры и депутаты нижней палаты парламента из фракции правящей партии, Сопляк одинаково был вхож и в другое место отличавшегося от этого как контингентом, так и непристойностью, оно проходило у нас как ферма, место где педофилы из верхней палаты и отдельные высокопоставленные чиновники, занимались оргиями с привлечением детей, ее то мне и предстояло найти.

Сразу после появления Сопляка, вся аморальная публика прервала свои непотребства и выстроилась полукругом, чтобы поприветствовать его, после этого Сопляк поднял бокал шампанского, произнес тост и повернувшись к остальным спиной согнулся, приняв в себя первого посетителя.

По окончанию праздника жизни правящей партии, всем гостям были розданы пакетики с белым порошком, а также корзины с фруктами и напитками, но изюминкой на торте были золотые «iphone» в специальной эксклюзивной коробке, произведенные ограниченной партией, их получили все и даже официант.

Гости разошлись и разъехались на служебных авто без номерных знаков, на выезде одну из машин остановил наряд ДПС и через несколько секунд она тронулась дальше, я наблюдал за этим уже через муниципальные камеры, доступ к которым организовал  другой наш контакт, служащий в полиции под кодовым именем Майор.

Тонированное окно опустилось, и к нему подошел полицейский.

«Ты проверил у них документы?» — спросил сидевший за рулем человек в черных кожаных перчатках;

— «Здравствуй англичанин, помимо водителя их было трое, каждый предъявил мне свою депутатскую ксиву, здесь запись с нагрудного жетона»;

«Ясно» — забрав флэшку, человек незаметно протянул менту скрученные в трубочку $200 – «Не потрать все сразу лейтенант» — окно закрылось – «Интересно среди них вообще бывают неподкупные?» — поинтересовался я у самого себя и поехал дальше, размышляя над этим вопросом. Вся система внутренних органов зависит от одного человека, сидящего на самом верху и раздающего министерские должности. Именно глава государства, назначая очередного министра, ставит ему условия, согласно которым в оплату теплого местечка во дворец президента ежегодно доставляются два огромных условных чемодана денег. Мол, все воруют и ты будешь, так что плати. Если развить эту логику, то становится понятно, что вся вертикаль власти под таким министром по умолчанию становится коррумпированной. Если он несет во дворец президента, то ему несут все остальные, включая лейтенанта, а оплата счетов, за их красивое пожить, приходится на народ, с которого они вынуждены драть три шкуры. Но у каждой медали есть и обратная сторона, менты при таком раскладе продажны априори, о высоких моральных ценностях говорить не приходиться и соответственно им без разницы на кого работать, лишь бы платили. Продадут и оптом и в розницу, антиселекция одним словом.

Входящий вызов

«Алло»;

— «Котик привет, я тут в торговом центре выбираю себе нижнее белье, потом к тебе, приготовлю ужин и буду скучать, когда вернешься, тебя ожидает сюрприз»;

«Слушай, я сегодня такое видел, что вряд ли ты сможешь меня чем-то удивить»;

— «Дурак»

Вызов завершен

 

Гроссмейстер E2/E4

 

Номер небольшой, недорогой гостиницы в одном из удаленных спальных районов столицы, был аккуратный и чистый. На столе номера стояли фрукты, бутылка красного вина и три чайные розы, возле стола находился мягкий красный диван. На белоснежной постели двуспальной кровати удобно расположился мужчина средних лет, у ног мужчины устроилась красивая блондинка на десяток лет моложе его, напротив кровати висела плазменная панель неизвестного производителя. С чистотой нефтяной вышки ее голова периодически перекрывала экран телевизора, из которого за ними ругаясь, наблюдал ее муж – нынешний депутат правящей партии, дающий интервью. Ранее он занимал пост министра финансов страны, именно через него в свое время удалось выйти на таможенный пост южной границы, откуда поступал товар из Китая. Более 70% грузов пересекало его, не проходя таможенную очистку, это была контрабанда и вотчина одного из членов, правящей страной, семьи. Многие из неучтенных грузов были напичканы дешевой китайской наркотой, а южная столица считалась крупнейшим наркотрафиком на шелковом пути, который мне и предстояло перекрыть.

Блондинка у моих ног была старой знакомой, которой я когда то устроил бракоразводный процесс, отсудив у мужа тирана последние штаны. Молодая, красивая,  свободная и богатая, она искала новые возможности, и я ей в этом помогал до тех пор, пока она не заключила новый выгодный брак. Про себя я называл ее черная вдова, она молилась на меня и была искрене благодарна, сейчас ее благодарность выражалось в очередном молитвенном ритуале. Одна из успешных бизнесвумен страны, сегодня ее фирма заключила выгодный контракт, госзаказ предполагавший поставку продовольствия в центральные государственные органы. Протекция контракта осуществлялась ее мужем, в оплату протекции была поставлена партия эксклюзивных золотых «iphone» ограниченной серии из 100 аппаратов, предназначавшихся различным депутатам и другим ответственным лицам.

«Я на днях видел твоего супруга, правда немного под другим ракусом» — сморозил я неудачную шутку, после чего наша богомолица чуть не откусила мне головку не оторвав при этом последние два яйца. Я не на шутку взволновался, но опасения были напрасными, процесс окончился благополучно, и после молитвы настало время исповеди.

«Заказчику понравились «iphone»? Мы выкупили всю серию»;

— «Еще бы, я и сама хотела себе один оставить, но ты запретил»;

«Не вздумай, все телефоны должны уйти по назначению, а излишки пусть раздадут друзьям, главное, чтобы контракт не сорвался»;

— «Я поняла» — грустно вздохнула девушка – «Слушай мне пора, сегодня я должна быть прилежной женушкой, ты останешься здесь?»;

«Да, меня дома все равно никто не ждет, переночую в гостинице, а с утра на работу»;

— «Я завтра заскочу к доктору, хочу чтобы он провел со мной сеанс эмоциональной разгрузки»;

«А со мной ты не разгрузилась?»;

— «Не шути так, а то я чувствую себя дешевкой, он классный психиатор мы с мужем постоянно его посещаем, ладно я пошла умываться».

Под шум льющейся воды и шелеста зубной щетки я начал засыпать.

— «Пока Гроссмейстер, деньги на тумбочке» — выкрикнула девушка, послав воздушный поцелуй и быстро покинула номер, закрыв за собой дверь. Я повернул голову и обнаружил $500 лежавшие рядом.

«Вот же сучка» — так подшутить надомной могла себе позволить только она. Я встал с кровати, оделся, налил вина и присел на диван, размышлять под красивую музыку, ожидая от наших людей координаты фермы, нужно было передать их англичанину, сегодня должна состояться операция по ее ликвидации, он должен был появиться тут с минуты на минуту.

 

Англичанин D1/F3

 

Отъехав от столицы километров тридцать, я выехал на проселочную дорогу. Внедорожник глотал кочки, и временами подвязал в грязи с трудом пробираясь сквозь лужи. Тропа вела к одному из домов местного олигарха, который находился в стороне от любопытных глаз и располагался обособленно, на берегу городского водохранилища. Обычно его жилище был напичкано охраной, поэтому мы подбирались с черного входа. Час назад я получил от Гроссмейстера координаты фермы и должен был руководить операцией по зачистке этого объекта, моя команда уже ждала меня в условленном месте. Ментовское прикрытие я поручил Майору, он должен был дежурить неподалеку и слушать полицейскую волну, а в случае чего вмешаться.

GPS показал окончание маршрута, я остановил машину, заглушил двигатель и вышел. Закурив и медленно выдыхая сигаретный дым, я вслушивался в окружающие звуки. Мои ребята подъехали почти бесшумно на огромном «Mersedes splinter», дверь открылась и я впрыгнул в салон, машина тронулась. Внутри находилась команда спецназначения, в полном НАТОвском обмундировании, в количестве 10 бойцов, тут были и боевики Домбаса, украинские наемники, грузины, абхазцы, сербы, хорваты, азербайджане и даже один армянин, все они были непримиримыми врагами когда-то, но сейчас подчинялись железной воли Гроссмейстера, а значит и мне. В обычной жизни они работали охранниками в подконтрольных синдикату детских домах, кто-то даже преподавал ребятишкам физкультуру, но истинные причины их деятельности была защита детей от банды педофилов орудующих в стране. Именно под этой эгидой удалось собрать их всех в этом месте, они готовы были забыть о разногласиях во имя общей святой цели.

«Ну что бойцы разворошим осиное гнездо?» — сходу поприветствовал я своих ребят

— «Скажи англичанин» — обратился ко мне командир подразделения – «Это очередная акция устрашения или можно кого-то пристрелить?»;

Я подошел к нему вплотную и вытянул указательный палец по направлению движения – «Там овцы, возомнившие себя волками, я хочу, чтобы вы указали им место, как вы это сделаете меня волнует мало, но учтите внутри могут быть дети» — после этого я натянул на него балаклаву до этого выполнявшую роль шапочки, и хлопнул по плечу. Машина остановилась возле ворот, в салоне загорелся красный свет, задняя дверь распахнулась и команда десантировалась. Я вышел следом и направился в сторону входа, наблюдая как последние из бойцов перепрыгивали забор. Ворота распахнули двое из них, сразу, как только я подошел к калитке, они же и сопровождали меня к дому, где уже бились стекла, взрывались светошумовые гранаты и гремели выстрелы. Замыкал колонну третий боец, он же моя правя рука, молодой парень, жертва детского насилия, когда-то его нашли ребенком еле живого, вокруг шеи были обмотаны кишки его матери, а отец, работавший на синдикат, был пристегнут к батарее с перерезанным горлом. Гроссмейстер приставил мальчика ко мне, теперь он вырос и стал солдатом под кодовым именем Малой. Он выполнял некоторые мои поручения и просьбы, количество выполненных просьб определялось насечками на прикладе его винтореза, их было 28.

Внутри дома шел полный отстрел, другая команда зашла с заднего входа и уже зачищала второй этаж и подвал, трупы сатанистов падали прямо под мои ноги по ходу движения, мы зашли как раз вовремя, они только начинали свой ритуал. На полу холла красовалась пентаграмма обставленная свечами, рядом находился жертвенный алтарь, на стенах возле алтаря висел портрет Елизаветы – королевы Британии, ниже на пьедестале Путин, напротив него Буш младший, далее чита Клинтонов, Обама, Байден, несколько Римских пап, Николай II и многие другие государственные деятели, с правой стороны комнаты во всю стену висел портрет Распутина, все указывало на то, что мы сорвали джекпот.

Ко мне подбежал командир второго подразделения и стал докладывать — «Мы нашли 12 детей, десять из них еще живы, начали эвакуацию»;

— «Никто из наших не пострадал?»;

«Нет, здесь были два охранника из национальной гвардии, они не оказали сопротивления, вот их ксивы» — командир протянул мне прозрачный пакет с двумя окровавленными служебными удостоверениями;

— «Кого еще обнаружили, Сопляк здесь?»;

«Нет, только несколько сенаторов, лаборатории тоже нет, мои ребята проверяют строения во дворе, что делать с женщинами?» — справа от меня стояли восемь проституток, одетых на манер садомазахисток и плэйбойных шлюх;

— «Я не вижу здесь женщин» — и сразу после моих слов их вопли утихли по мере глухих пистолетных выстрелов – «Соберите все смартфоны и отвезите спецам в техотдел, только поместите их в специальный ящик, проверим потом их геолокацию, уходим» — я развернулся и направился к выходу;

«Привет англичанин» — это был Лысый, начальник группы подчистки, встретивший меня на входе, его задача была замести следы нашей деятельности, его команда из семи человек работала под прикрытием мусорной компании, это были бывшие полицейские уволенные за превышение власти и создание ОПГ, после отсидки вся их шушера вновь сколотила компанию, но уже под нашим контролем;

— «Здорово Лысый» — шлепнув его по голове ладошкой – «приехал поживиться, вспомнил ментовские годы?»;

«Знаешь, когда-нибудь я приду и за тобой, тогда тебе будет не до шуток» — ответил он, натирая голову;

— «Ну, если только унитаз мой отполировать, как свою лысину, вывези трупы и сожги здесь все, деньги получишь завтра»;

«Без тебя не разберемся, отойди с дороги и предоставь дело профессионалам»;

— «Вот тебе аванс $500, купи парик и не отсвечивай. И еще смотри, чтобы я сам за тобой не пришел когда-нибудь»

Моя неприязнь к этому существу была оправдана, будучи при погонах он и его люди были замешаны в пытках, похищениях и убийствах, они сжигали трупы в котельной, но доказать этого тогда не удалось.

— «Ребята поможете Лысому» — обратился я к командирам своих подразделений — «Малой пошли»

Мы вышли за ворота, к нам подкатил наш минивэн, но вместо солдат там теперь были испуганные, эвакуированные дети, мы запрыгнули внутрь и поехали на выезд, к моему внедорожнику.

«Что делать с погибшими детьми, нужно как-то сообщить родителям?» — обратился ко мне один из команды;

— «Ни в коем случае, кремируйте тела в клинике доктора, их родители не переживут такого, пусть питают надежды и потом, это вызовет много вопросов и поставит их под удар, так что выполняйте»;

«А с живыми как быть?»;

— «Тоже везите к доктору, пусть окажет им помощь, в том числе психологическую, а там решим»

Машина остановилась, мы с Малым вышли, и минивэн покатил дальше. Он молча посмотрел на камеры вокруг периметра, а потом на меня.

«Не переживай Малой эти камеры под нашим контролем они отключены, мы охраняем этот объект по всему району, ну то есть наша контора, да и не будет никто копаться, они не станут привлекать внимания к этому месту,  поехали сядешь за руль, отвезешь меня к Гроссмейстеру. Одно не дает покоя, где же все-таки ферма?».

 

Гроссмейстер F1/B4

 

Пустое офисное помещение 200 кв.м, располагалось на 33 этаже строящегося здания. Моя компания занималась его возведением от фундамента и под ключ. Я сидел на красном кожаном диване за журнальным столиком и пытался загрузить фотографии в ноутбук, больше из мебели не было ничего. Дверь без стука открылась, и в кабинет вошел человек среднего возраста, в черном костюме из шотландской шерсти и черном галстуке на белую рубашку. Сняв кашемировое пальто, он перекинул его на руку и подошел ко мне.

«Здравствуй англичанин» — поприветствовал его я;

— «Как ты Гроссмейстер?» — отозвался он – «Давно не виделись»;

«Живее всех живых» — улыбнулся я и предложил присесть рядом;

— «Офис завел наконец-то?» — сказал он устроившись на диване;

«Да, вот сегодня первый день, даже стульев нет, ремонт нужно сделать, мебель заказать, а пока кроме тебя об этом месте никто не должен знать. Надоело от всех прятаться, скоро все закончится, можно будет выйти из тени. Обещаю в следующий раз, ты этот кабинет не узнаешь. Слушай, я хочу подать объявление в «ОLX», на продажу машины, не могу разобраться, поможешь?»;

— «ОLX» это анаграмма, попробуй лучше «Колеса», ты для этого меня вызвал?»

Я перевел взгляд с экрана на собеседника пытаясь оценить его тонкий юмор, потом открыл сумку и положил на стол вынутый из нее конверт – «Это твои новые документы, паспорт, права, различные удостоверения. Изучи данные легенды, знаки зодиака, китайский календарь, все как обычно»;

— «Гамбитов Дауд Сулейманович» — усмехнулся англичанин – «Я что теперь бухарский еврей?» — сказал он, изучая паспорт;

«В конверте описание там есть все и это не еврейское имя. Ладно, давай, что там по делу? Ты нашел пропавший контакт?»;

— «Работаю над этим, мне нужен допуск к личным делам каждого сотрудника в организации я все-таки отвечаю за безопасность»;

«Это исключено, ты занимаешься разведкой со всеми вытекающими вплоть до физического устранения угрозы и должен понимать, что всей информацией не владеет никто, кроме главного. Ты знаешь ровно столько сколько положено для выполнения поставленной задачи, и если кто-то попадет в руки врага, то не сможет выдать всех тайн и особенно список наших адептов»;

— «Адептов?» — снова усмехнулся собеседник – «Прям секта какая-то»;

«Любая существующая религия когда-то была сектой, наша тайная организация существует сотни лет и противостоит другой тайной организации, мы лишь ячейка мирового синдиката, многие другие признаны террористическими организациями в разных странах, особенно после 11 сентября 2001 года. Но сейчас переломный момент, который нельзя упустить, скоро мы покончим с кровопийцами в нашей стране и тогда съездим с тобой на Иссык-куль отдохнем, у меня там красивый дом прямо на берегу, познакомишься с семьей, жена, дети будут рады, поиграешь в шахматы с моим отцом, мама научит тебя готовить настоящий плов, а потом мы каждый сможем вернуться к нормальной жизни»;

— «После того, что я узнал за эти годы, вряд ли смогу нормально жить. Нееет нормальная жизнь не для нас, не дашь мне доступ?»;

«Ты же знаешь, в организации долгие годы сидит крот, который в любой момент может сделать ход, особенно теперь когда мы накрыли их гнездо, нет я не могу так рисковать»;

— «Сомневаюсь, что они осмелятся сделать ход, их позиции здесь очень ослабли, у нас на них тонны компромата, а крыса была еще до моего прихода в организацию, она убила твоего предшественника, так что, это точно не я»;

«Не согласен с первым, что если они все-таки похитят тебя и будут пытать? Нет, забудь про это, ты даешь информацию мне, я делаю анализ и принимаю решение, ты его исполняешь, все. Что еще?»;

— «Дипломат звонил, менты приняли партию депутатского кокса, это были люди Майора»;

«Товар нужно вернуть, встреться с ним и уладь вопрос, обязательно»;

— «И что я ему скажу, он итак на меня косо смотрит?»;

«Напомни ему на кого работает и кому предназначается эта партия, не мне тебя учить, а Майор как-никак, наш человек, хоть и действует в темную, найди с ним общий язык»;

— «Может грохнуть его, одним ментом меньше, они все равно не люди, он не может быть своим по определению, они все продажны?»;

«Не стоит так шутить, у тебя два дня на выполнение, повторяю товар нужно вернуть»;

— «Ясно, все сделаем, меня больше беспокоит другое, как ты знаешь, вчера на зачистке мы не обнаружили Сопляка, думаю все-таки его кто-то предупредил»;

«Не факт, остальных то вы обнаружили, случайности в нашей жизни происходят намного чаще закономерностей, но ты конечно присмотрись, все некстати. Ну, хватит о делах, тебе понравилась служебная квартира?»;

— «Еще бы, умный дом, все на кнопках, все управляется со смартфона даже холодильник»;

«Как агентство поживает?»;

— «Нормально, все налажено, весь менеджмент управляется мной удаленно, хотя по бумагам, нигде не числюсь и кабинет у меня на отдельном этаже, все как было задумано»;

«Я как видишь тоже, имею одну из успешных строительных компаний, но формально никто. Самое важное не привлекать к себе внимания. Выпьешь, или ты за рулем?»;

— «Меня сегодня Малой катает так, что можно»;

«Славный малый когда-нибудь он нас сменит»

Я достал из ниши стола бутылку «Jameson» и два стакана и налил англичанину, он пригубил я тоже.

«Слушай, мы давно не играли с тобой в шахматы, может партейку» — указал я на нишу, где находилась доска с фигурами;

— «Нет, помилуй, у тебя невозможно выиграть, не интересно»;

«Так ты не усвоил главного, во-первых, играть нужно с противником сильнее тебя это всегда интересно, а во-вторых, и это самое важное, нужно уметь просчитывать не только собственные комбинации, но и комбинации противника, становиться на его место, постараться понять его логику и просчитать дальнейшие действия, поэтому мне всегда нравилось играть с тобой ты непредсказуем, но быстро сдаешься, теряешь интерес. Когда будешь играть с собой, то не разворачивай доску каждый раз, а пересаживайся на место оппонента, только так ты поймешь весь замысел моих слов. Ну ладно, вижу утомил тебя, вроде еще утро, а вид такой будто не спал несколько дней. Ты в порядке?»;

— «В порядке и сплю крепко, но почему-то не высыпаюсь»;

«Вот направление, посети доктора сегодня же, сразу после встречи с Майором это приказ»;

— «Хорошо, так и сделаю, ладно счастливо оставаться, пойду я, пока Малой машину не сломал»;

«Давай, успехов!!!»

Англичанин надел свое черное пальто и ушел, так и не загрузив фотографии.

***

С трудом пробравшись через пробки, Малой привез меня ко входу в центральный сквер, день был будним, людей мало я решил взять его с собой на всякий случай.

«Оружие есть?» — Малой не отреагировал на глупый вопрос – «Пойдешь со мной, глуши мотор» — выйдя из машины, мы направились внутрь парка.

«Смотри, чтобы твоя винтовка не вывалилась из-под пальто. Запомни его хорошенько, возможно вскоре тебе придется сделать новую насечку» — обратился я к Малому на входе в заведение.

«Приятного аппетита Майор в красивом месте обедаешь, только не по сезону» — это была летняя веранда ресторана, из нескольких столиков, стоявших на ней, занят был всего один;

— «Здесь подают лучший в городе кофе» — ответил он — «А это кто с тобой, снимите эти чертовы медицинские маски, вы за столом»

Усевшись напротив Майора, я предложил присесть Малому рядом, что он и сделал.

«Ваши люди взяли нашу партию депутатского кокса, ее нужно вернуть к субботе»;

— «Ты хочешь, чтобы я вернул 2 кг чистейшего Аргентинского кокаина? Да ты с ума сошел»;

«Во-первых, это колумбийский кокаин, доставленный через российское посольство в Боэнос-Айресе» и он не такой чистый, как ты мне тут рассказываешь, после обработки в лаборатории он теряет 30% веса, которые составляют сода и лактоза. И только после этого его можно назвать высококонцентрированным порошком, так что не рассказывай мне, что вы передали его на экспертизу»;

— «Я знал, что ты явишься, поэтому пока притормозил дело, но это наркотики и их количество нереально, что будет, если они попадут на улицы? Я все-таки борюсь с наркобизнесом, не забывай»;

«Ах, так ты идейный, тогда вон в той стороне российское посольство, самый большой наркотрафик в мире, иди прямо в ту сторону и не сворачивай, не ошибешься» — показал я направление пальцем – «только не расшиби лоб о то дерево, твоих майорских погон там вряд ли будет достаточно»;

— «Вообще-то я полковник, Майор это кодовое имя»;

«Тем более тебе не составит труда вернуть товар»;

— «Послушай англичанин, откуда мне знать, что ты не ведешь свою собственную игру? Пришел сюда непонятно с кем, права качаешь. Раньше я имел дело с Гроссмейстером, но видел его в последний раз года три назад, когда был майором кстати, где гарантии, что ты действуешь от его имени?»;

«Мы дадим тебе 2 кг дешевой, синтетической дури на замену, точно в такой же упаковке ее и отправишь на экспертизу. Порошок в таком количестве за такой короткий срок можно взять только в лаборатории, это и будет доказательством того, что я действую по его поручению. И потом Майор, ты прекрасно знаешь, что вся наркота в стране контролируется отдельными членами «семьи», тебе не все равно, если эти собаки из парламента, которые им служат, затравятся их же отравой, их же оружие их же и покарает. А кокс действительно депутатский и должен попасть своему адресату»;

— Майор тяжело выдохнул — «Нужно будет ребятам закинуть, они бесплатно не согласятся»;

«Ну, так с этого и нужно было начинать, а то устроил ромашку, то майор то не майор, деньги тебе уже перевели, товар привезешь завтра в 22.00 часов на склад, замену получишь там же. И еще, не забывай на кого ты работаешь, и чем мы занимаемся, твои люди в последнее время очень сильно стали путаться под ногами и обходятся достаточно дорого. У меня все»

Я встал, следом встал Малой, мы развернулись и вышли из ресторана, по направлению к выходу из парка.

«Где-то я его уже видел, не могу вспомнить где» — сказал Малой;

— «Если подводит память, навести доктора, он тебе точно поможет, заводи, поехали»;

«Куда?»;

— «К доктору»

 

***

 

Следуя совету Гроссмейстера я посетил одну из частных клиник столицы. Не успев подойти к рецепшн, меня встретили и провели к служебному входу, через минуту я уже находился в кабинете ожидающего меня пожилого доктора.

«Здравствуйте англичанин» — улыбнулся он, пристально вглядываясь в мои глаза;

— «Здравствуйте доктор» — улыбнулся я в ответ;

«Это я попросил Гроссмейстера направить Вас ко мне, я приготовил вам сюрприз» — доктор указал на стоматологическое кресло и продемонстрировал пакетик с капсулами – «Знаете, что это такое?»;

— «Нет, но зная Вас и то, над чем вы работаете в своей лаборатории, могу лишь предположить, что это очередной синтезированный вами препарат или яд»;

«И да и нет, этим я заменю цианид в вашей пломбе, мне удалось синтезировать вещество, которое использовал британский SAS в своих ближневосточных операциях и Аргентине. Но имейте ввиду, это очень опасный препарат, раскусив капсулу вы почувствуете небывалый прилив сил и мозговой активности, вы станете быстрее ветра и умнее Фрэйда. Но есть одно но, ваш организм истощит себя примерно через 12-14 часов, пока он действует, и если за это время вы не пополните его белком, то впадете в кому. Так что у Вас будет 12 часов, чтобы выполнить операцию и доставить себя ко мне, в противном случае шансов выжить будет крайне мало, примерно 30/70 не в вашу пользу, но в любом случае, это лучше чем яд, даже при самом неудачном раскладе вы уйдете громко хлопнув дверью. Это венец моей профессиональной деятельности, я улучшил этот препарат и убрал из него кучу других побочных эффектов»;

— «Очень заманчиво» — ответил я с присущей мне иронией – «А в целом как ваши дела, как здоровье, семья, как правый глаз?»;

«Вы знаете, я ваш должник, офтальмолог которого вы мне посоветовали, творит чудеса, я почти не пользуюсь очками и прекрасно вижу обоими глазами»;

— «Перестаньте доктор это я ваш должник, если не вы я бы сейчас гнил в зоне или лежал овощем в дурдоме»;

«Хватит болтать молодой человек, откройте лучше рот я достану пломбу и выну цианид» — доктор принялся за работу – «А в остальном» — продолжил он беседу, отложив в сторону изъятую капсулу – «здоровье как у всех в моем возрасте, о семье в нашей организации разговаривать непринято, а вот дела наши не очень»

Включив бормашину, доктор зачистил пустое пространство зуба, расширив отверстие для новой капсулы

«Синдикату удалось перехватить большую партию синтетических наркотиков на южной границе, это очень опасный препарат, изменяющий сознание настолько, что принявший его моментально превращается в животное, ведомое лишь инстинктами. Мораль и любая культурная надстройка разрушаются, такой человек способен вырезать семью, а потом спокойно сесть и смотреть телевизор, не испытывая никаких чувств, кроме сексуального влечения, причем гипертрофированного и извращенного, зачастую даже к противоположному полу. Да я знаю, что и раньше подобные вещества гуляли по улицам наших городов, но это среди прочих, апофиоз. Его коварность заключается в том, что он действует не сразу, приступ может возникнуть спустя несколько дней или месяцев, я пытаюсь выяснить, что является катализатором его действия. Но и это не самое страшное, мы нашли аналогичное вещество в некоторых продуктовых товарах, сигаретах, медикаментах и даже Covid вакцинах. Мы поняли, что имеем дело с откровенным геноцидом населения. Ну вот я и закончил, не принимайте пищу пару часов, пусть пломба засохнет, как вынимать капсулу вам объяснять не нужно, принцип тот же, что и раньше, но ее необходимо будет раскусить. Можете идти, а мне пора бежать в лабораторию, времени на дорогу жаль, сами знаете какие пробки. Кстати как чувствует себя Гроссмейстер, передавайте ему привет?» — ехидно улыбнулся доктор.

Молча взяв бегунок и пожав ему руку, я покинул кабинет и направился проходить обследование.

 

***

 

«Приведите ко мне персидскую жрицу!!!» — и через 10 минут в палатку вошла старая, беззубая женщина в черном балахоне и черным котом на руках. Александр поприветствовал ее, выказав соответствующие почести, и предложил присесть вместе с ним на красивый персидский ковер, чтобы разделить трапезу.

«Мои войны благороднейшие из людей, прошедшие со мной бесчисленные сражения, отказываются продолжать поход на восток. Они считают, что после смерти Дария дело его умрет, я же считаю иначе и принял решение идти дальше с армией азиатов. Жребий брошен, что ты можешь посоветовать мне жрица?»;

— «Ты так ничего и не понял великий Искандер, если пойдешь дальше, с армией персов, то только расплодишь последователей Дария по всей Азии. Великая битва случится, и сойдутся между собой две армии, но будут это не амии добра и зла, но будет добро и зло в этих армиях, и одержат победу в ней праведники обеих их сторон. И случится эта битва не на твоем веку, а через тесячилетия, когда от тебя останется лишь слава побед твоих. И неправедник станет праведником против воли своей, именно ему суждено одержать окончательную победу над царями кровопийцами и последователями их»;

«Я помню пророчество твое, но не успокоюсь до конца дней своих, зная, что существует подобное зло. Ты можешь разговаривать с нерожденными, коим еще предстоит исполнить миссию свою, ты разговаривала с пророком, которому суждено родиться через триста лет, так поговори с избранным положить конец злу в последней битве и предупреди его»;

— «Хорошо, ты поговоришь с ним» — выпив принесенный с собой эликсир, старуха подняла кота и заглянула ему в глаза. Она некоторое время сидела на ковре, раскачиваясь из стороны в сторону, при этом произнося затяжные носогорловые звуки, пока окончательно не впала в транс. Она раз за разом повторяла пророчество, в котором было зашифровано имя избранного, чтобы связаться с ним. Так продолжалось несколько часов, Македонский внимательно следил за процессом, находясь в метре от жрицы, пока в один момент она не замерла, закрыв глаза и раскрыв свой рот во все четыре черных зуба. Ветер поднял пыль, тучи сгустились над трепавшейся палаткой, земля задрожала, люди падали с ног и Буцефал царя стал неистово ржать, раскидывая державших его солдат. Но все за мгновение прекратилось, и старуха, открыв глаза, начала шептать непонятные слова.

«Idi na xuy staraya vedma, otyebis ot menya»

 

Я резко проснулся жадно заглатывая воздух, белая кошка сидевшая на моей груди спрыгнула и зашипев выскочила из комнаты.

«Что опять кошмар?» — спросила обнаженная черноволосая девушка, лежавшая рядом, проснувшись вместе со мной;

— «Да ерунда какая-то приснилась» — ответил я сбившимся дыханием – «Все нормально, спи» — и подложил руку под ее голову, она тут же сладко засопела. Мне было спокойно рядом с ней, красивая, милая, воспитанная девушка с параметрами балерины украшала мою серую жизнь и была надежной опорой в быту. Все лучшее, что могло быть в женщине, сочеталось в ней, тот редкий случай, когда красота удачно гармонировала с интеллектом, что восхищало меня и заставляло любить в ней все.

Я уснул седом, и на этот раз очутился перед белым мраморным зданием, с гранитными колоннами, среди которых, на высоком троне с надписью S.P.O.R, восседал седой старик, в алом плаще и полированных доспехах. Мое тело было избито плетьми, одежда была в лохмотьях, по обе стороны стояли изуродованные в сражениях солдаты.

«Пишите!» — начал старик – «Властью данной Кесарем, Игемон разобрал дело Иешуа по кличке га-ноцри и не нашел в нем состава преступления, по сему смертный приговор малого синедриона не утвердил»;

Но оглашение было прервано мной

— «Слышь ты, п..дор гнойный, я на х..ю вертел тебя и Кесаря твоего, вы мне отдохнуть дадите!!!?»

 

***

 

Розовый «iphone» последней модели завибрировал и заерзал на полированной тумбе.

«Тс, дорогой, что уже утро, так не охота вставать?»;

— «Полежи еще немного, а я пока сварю кофе и приму душ, тебе приготовить омлет?»;

«Нет только кофе, поем когда вернусь»;

— «Правильно, старайся питаться домашней пищей» — я встал, выключил ее телефон и начал разминать затекшую руку.

Кофеварка заурчала и разнесла приятный запах по квартире. Я вошел в ванную комнату и достал свой походный гигиенический набор. Вынув из него ампулу с прозрачной жидкостью, и отломив горлышко, я выбрал раствор в шприц и сделал себе инъекцию. Голова слегка закружилась, пульс участился, пот выступил по всему телу, и опорожнив мочевой пузырь я залез в душевую кабинку, предварительно убрав все принадлежности обратно.

Через полчаса мы с подругой сидели на кухне, сохли в банных халатах, и пили кофе. Я читал газету, она наводила красоту, за окном была поздняя весна, день был солнечным, настроение отличное.

На первой полосе газеты говорилось о торговой войне США и Китая, которая в любой момент могла привести к ядерному обмену в Тихом океане.

На второй план отошла пандемия коронавируса.

«Вас так и не перевели на удаленную работу?»;

— «Не всех, шеф до полудня на месте ну и я как его помощница тоже, скоро отчет правительства перед обеими палатами, готовим вопросы»;

«Так ты после обеда будешь дома?»;

— «Приеду к тебе, должны привести люстру, которую ты заказал»;

«После того как установят, проверь пожалуйста, чтобы все работало как нужно, она должна отключаться по щелчку или хлопку»;

— «Хорошо котик, все проверю»;

«Ладно» — я перевернул на третью полосу, где расположились местные новости, и ее заняла статья о бывшем олигархе, беглом банкире ныне здравствующий за границей как лидер оппозиции, призывающий народ к митингам и свержению прогнившего режима. Разумеется статья преподносила все под иным соусом, предостерегая граждан от несанкционированных протестов.

— «Дорогой ты не забыл, что на этих выходных мы едем знакомиться с моей мамой?»

«Конечно нет» — вспомнив ночной кошмар я поперхнулся и отложил в сторону газету и чашку;

— «Ну все, мне пора бежать, я пошла одеваться» — нажав на автобрелоке определенную комбинацию кнопок она удаленно завела двигатель своего «KIA». Одевшись и поцеловав меня, она быстро выскочила из квартиры, захлопнув дверь на английский замок. Оставшись один я достал из холодильника оттаянные бараньи мозги и кинул их на раскаленную сковороду, закончив завтрак я снова выпил кофе, почистил зубы и вышел следом.

Усевшись в кожаное бежевое кресло, черного Х5 я достал из бардачка планшет и ввел пароль, открылось приложение «Органайзер» — «Заедь в бургерную». Отложив его в сторону я закурил, люк вытягивал сигаретный дым, радио передавало вчерашние новости о напряженности между Ираном, Израилем и США. Старый внедорожник первого поколения в комплектации «Спорт», приятно урчал, прогревая салон. Он служил мне верой и правдой несколько лет, но время брало свое, я начинал задумываться о его замене. В отличие от новомодных моделей этот был крепкий и надежный, а самое главное не имел встроенного «GPS» и других ненужных электронных примочек, что в нашем деле было крайне важным аспектом. Затушив бычок в пепельнице, я тронулся, моя высотка еще не сданная в эксплуатацию была заселена частично и парковка во дворе дома практически пустовала, чего нельзя было сказать об улицах столицы.

Через час, с трудом пробравшись сквозь пробки, вызванных оппозиционными протестными акциями в различных частях города, я все-таки добрался до бургерной и занял очередь к окну автообслуживания. Передо мной стояло пять машин, также желавших сделать заказ, это была франшиза наших турецких друзей, некий конкурент Макдональдс, здесь был такой же ассортимент за исключением пиццы, но продукты были на порядок качественнее. По радио передавали уже утренний выпуск новостей, демократическая партия США поливала грязью Трампов, в частности Иванку. Руки бы им оторвать, если бы я был американцем, то голосовал бы за Трампов двумя руками. Мне нравилась Иванка, для меня это был эталон женственности и красоты, немецкие гены ее отца и славянская кровь его первой жены произвели на свет чудесное создание, сводящее своей роскошью весь мир с ума. Я отдал бы все, чтобы хоть раз прикоснуться к этому гению чистой красоты. Она не шла ни в какое сравнение абсолютно ни с кем, ее шарм это нечто недосягаемое, то о чем могут только мечтать лучшие представительницы нашей столицы. Я называю таких женщин парижанками, они всегда скромны, знают себе цену и никогда не устроят склоки на публике. Улыбка и прекрасный ухоженный вид это неотъемлемый атрибут их жизни, вы никогда не увидите ее злой или в плохом расположении духа, ее образ жизни это искусство. Если бы Иванка родилась в эпоху возрождения, то портрет Джоконды выглядел бы иначе. Лучшие мастера Флоренции сочли бы за честь написать с нее картину. Прекрасный ангел под нимбом и с огромными белыми крыльями, печально склоняет свою голову над грешной землей, роняя алмазные слезы.

С небес меня спустил громкий протяжный сигнал клаксона, сзади стоящего Туарега, передо мной было пустое пространство метров двадцати, моя очередь подошла.

Ах Иванка Иванка, предел моих несбыточных мечтаний всегда изящна и никогда вульгарна.

Подъехав к окошку, мне выдали заранее оплаченный заказ. На входе здания ЖД вокзала я передал пакет с едой местным бомжам, предварительно достав из него конверт. Набрав комбинацию цифр указанной в записке, вынутой из конверта, открылась тяжелая дверца ячейки камеры хранения, внутри находилась среднего размера спортивная сумка, забросив ее на переднее пассажирское сидение, я расстегнул молнию. Сверху лежал эксклюзивный спортивный костюм, на нем конверт с дальнейшими инструкциями под ним куча американских денег в пачках. Распечатав конверт я вынул из него пластиковую карту, это был абонемент модного в столице фитнес клуба, передав его в руки красивой девушки на рецепшн мне выдали ключ №33, я вошел в раздевалку, заранее переодевшись в машине, и закинул сумку в шкафчик.

В тренажерном зале находилась разношерстная публика: молодые ребята с модными прическами, ребята постарше в татуировках и стриженными головами, но в основном пространство занимали полуголые фитошлюхи, вечно делающие селфи и напрягающие ягодицы перед зеркалом. Я встал на беговую дорожку и продолжил изучать посетителей. Мой взгляд остановился на среднего роста мужчине, примерно моего возраста, на нем был точно такой же спортивный костюм как и на мне, он одиноко бил мешок в углу зала. Я подошел к нему и иронично произнес, придерживая грушу

«Думал такой костюм только у меня и у Майкла Джексона»;

— «Не хочешь провести дружеский спарринг?» — произнес он отзыв к паролю

Одев перчатки и забравшись в ринг я получил хороший мастер класс, пропустив несколько увесистых ударов, после чего мы принялись жать штангу, и сделав по три захода распрощались. Я накинул олимпийку и пошел в душ, открыв дверцу шкафчика №32 забрал сумку и покинул клуб.

Через час я сидел на диване и одиноко изучал интерьер кабинета Гроссмейстера, теперь он был больше похож на музейную комнату. На стенах висело много картин и портретов исторических личностей с генеалогическими древами под ними. Здесь были Кеннеди, Трамп, Мандела, Напалеон, Эскобар, Навальный, Якутский шаман и многие другие, в том числе Тамерлан и Осман, но уже без портретов. Мой интерес вызвал папирус, хранившийся вертикально под стеклом, занимавший всю площадь колонны посреди помещения я встал и подошел к нему.

«Знаешь немецкий?» — на ходу спросил вошедший в кабинет Гроссмейстер, отряхивая от строительной пыли свой белый спортивный костюм;

— «Так, немного в школе преподавали, но сдается мне главный урок я все-таки прогулял, потому как не разберу ни слова, здесь написана какая-то белиберда»;

«Это не белиберда, а текст того самого пророчества и его перевод сделанный Мартиным Лютером, отпечатанные на одном из первых станков в Европе»;

— «Да?» — удивился я – «а больше похоже на русский мат»;

«Знаешь кем он был и чем известен?»;

— «Так» — покрутил я кулаком с оттопыренными мизинцем и большим пальцем – «Реформатор церкви, основоположник протестантства, работа даже какая-то имеется»;

«95 тезисов» — уточнил Гроссмейстер – «Его считают реформатором, но на самом деле он был фундаменталистом и всегда призывал к истокам. Он положил конец отсебятине Римских пап и заложил фундамент нашему делу»;

— «Либерал — фундаменталист» — усмехнулся я – «Все новое это хорошо забытое старое»;

«А знаешь ли ты, что Дональд Трамп его прямой потомок?» — спросил Гроссмейстер, указывая на портрет американского президента;

— «Мне это не интересно, не мой уровень, он ведь у меня только первый и это очень сильно усложняет работу»;

«Всему свое время, получишь доступ когда я сочту, что ты готов»;

— «Ясно» — ответил я слегка проявив гнев – «А это что за хрен с горы?» — и указал на несуразную картину;

«А это мой друг оригинал работы Пабло Пикассо, только не говори, что не слышал о нем»;

— «Хороший художник копирует, гениальный откровенно ворует, вроде его слова»;

«Совершенно верно и это его автопортрет» — сказал шеф, усевшись на диван;

— «Не знал, что он был таким страшным»

Гроссмейстер рассмеялся и предложил присесть

«И так давай приступим к делам, ты долго ко мне добирался»;

— «Пробки знаешь ли, дороги забиты протестующими их с каждым днем все больше»;

«Ты передал деньги генералу?»;

— «Да, мы обменялись олимпийками с его «поручиком» это было в кармане» — я кинул на стол записку, закрученную в трубочку и обтянутую пленкой.

Гроссмейстер развернул ее, прочитал, поджег и бросил в пепельницу

— «Что там было написано и что это за генерал?»;

«Сосредоточься на приоритете №1 это наша главная задача, остальное пока тебя не касается, ты знаешь правила, никаких имен и ничего лишнего»;

— «Искусство это умение отсекать все лишнее» — вспомнил я еще одно выражение Пикассо. Гроссмейстер посмотрел на меня изумленным взглядом и продолжил;

«Ты меня порой удивляешь, преподносишь информацию о себе дозировано и фрагментарно, я не говорю о твоей биографии тут как раз все понятно, а вот мотивы движимые тобой мне не ясны. У тебя есть идеи, кто может быть крысой?»;

— «Помимо меня вот список из трех имен, которых следует ликвидировать»;

«Доказательства?»;

— «Только предположения и анализ, кто-то из них точно, но кто именно я до конца не выяснил»;

«Ты хочешь убрать троих, только на основании предположений?»;

— «Наш контакт пропал сразу после последней операции, и член семьи отсутствовал на вечеринке, я никого не хочу убирать, но это необходимо сделать. Предлагаю начать сверху списка и грохнуть Майора»;

«Ну тут понятно, ментов ты не любишь, но это наш человек и в организации он дольше тебя. Поступим так, сведи Майора и Дипломата, пусть работают напрямую, а ты пока к нему не лезь, когда он вернет изъятую партию?»;

— «Сегодня вечером, доставит на склад там я их и познакомлю»;

«Действуй, скоро в страну приедет главный, все должно быть готово вовремя, кстати, квартиру обустроил, слышал новоселье делал?»;

— «Моя голова забита приоритетом №1, а квартирой есть кому заниматься»;

«Это правильно, твое направление самое важное, ну все, иди работай у тебя куча дел»;

— «Прощай Гроссмейстер» — грустно произнес я, тяжело выдыхая;

«Прощай англичанин» — весело ответил шеф

 

Входящий вызов, я остановил машину возле закрытого шлагбаума

«Алло»;

— «Милый люстру установили, все работает, я сегодня останусь у тебя, хочу сделать уборку и приготовить ужин, ты не возражаешь, если сюда придет моя подруга она дизайнер, мы хотим подобрать колер для обоев и выбрать мебель?»;

«Конечно, это и твой дом тоже, будь хозяйкой»;

— «Во сколько тебя ждать?»

«Я позвоню, извини, сзади кто-то сигналит, я заблокировал выезд, пока!»

Вызов завершен

Я проехал через открытый шлагбаум и покинул объект, вслед за мной выехали несколько единиц строительной техники и все тот же черный Туарег, который сигналил мне утром. Интересно подумал я, случайности в нашей жизни происходят гораздо чаще закономерностей, но в данном случае мое чутье говорило об обратном.

Вернувшись в свой кабинет, я принялся изучать и анализировать поток информации, скопившийся в моем компьютере виде электронных докладных записок различных структур охранного агентства. Сидя за шахматной доской я вел одиночную партию с самим собой, параллельно сопоставляя кучу полученных данных, но не в одной записке не фигурировал черный внедорожник, преследовавший меня с утра. Отсутствие информации тоже информация, значит ноги ко мне приставили недавно, а это наталкивало на определенные мысли, сужая круг размышлений. Так я провел остаток времени и через три часа после окончания рабочего дня покинул офис, оставив на столе различные поручения и резолюции.

Входящий вызов

«Это я, ты не хочешь мне ничего объяснить?»;

— «Привет еще раз, о чем ты, что с твоим голосом, ты плачешь?»;

«Я делала уборку в ванной и пролила шампунь на твою сумку, хотела ее почистить и обнаружила там использованные шприцы и ампулы, ты употребляешь наркотики?»;

— «Это не твое дело» — ответил я повысив голос – «не суй свой нос куда не следует и уважай мое личное пространство!»;

Женское хлюпанье – «Я собираю вещи и уезжаю к маме, ключи оставлю на прихожей»;

— «Не забудь забрать свои шампуни!»;

«Сволочь» — хлюпанье – «И знаешь что еще, когда мы с подругой пили чай, привезли еще один заказ, кукла из сексшопа и на бланке было твое имя, что с тобой происходит?»;

— «И это тоже тебя не касается» — Дьявол, совсем вылетело из головы, чертова бессонница и провалы в памяти, вот так феил – «ты расписалась в получении?»;

«Да и положила ее на кровать, теперь будешь спать с ней. Кошку я тоже забираю, прощай!»

Вызов завершен

Я стоял возле открытых ворот территории склада в промышленной зоне удаленного района столицы – «Прощай» — произнес я и достал из бардачка последнюю ампулу – «Нужно будет у доктора заказать еще» — сделав инъекцию, я въехал на территорию и обнаружил на парковке авто Майора и Дипломата, находившегося в моем расстрельном списке под №2. Кроме нас троих здесь никого не должно было находиться, рабочую смену я отозвал, другая должна появиться через час, на складе не было ничего сверхценного, поэтому за его сохранность переживать не стоило. Войдя внутрь, я прошел через коридор из сложенных ящиков минеральной воды, занимавших почти половину площади и выстроенные в человеческий рост, а потом свернул в маленький закуток, образовавшийся внутри строения.

«Гуд ивнинг» — поприветствовал меня чернявый парень, лет на десять моложе, в модном зауженном пиджачке. Это и был тот самый работник посольства, он же Дипломат, доставлявший депутатский кокаин его адресатам.

«Гуд найт» — выкрикнул Майор прислонив ко мне шокер. Электрическая дуга замкнулась на моей шее и тело отбросило в сторону, развалив ящики стоящие друг на друге.

Черная дверь Туарега открылась и меня забросили на задний ряд, усадив между двумя громилами. Я снова открыл глаза, на меня смотрел и улыбался бородатый кавказец сидевший за баранкой — «Ахмат сила!!!» — выкрикнул он и отвесил мне тяжелый прямой в лоб – «Накиньте на него мешок» — скомандовал он своим людям и мы тронулись.

Я временами приходил в себя на короткие моменты и как только начинал пытаться освободиться от наручников, снова получал электрический разряд в шею, так что воспоминания того вечера были прерывистыми. То меня вытаскивали из салона авто и поднимали по трапу, в салон частного самолета гудевшего реактивными двигателями, удар шокера, потом я обнаружил себя уже в воздухе, прикованным к креслу, потом снова шокер, трап, машина, и мы снова ехали несколько часов, уже по гористой местности, потом остановились на привал, чтобы оправиться, с меня наконец-то стянули мешок, дышать стало легче, мне дали воды и опять шокер. В общем, дорога показалась недолгой, но выматывающей, мое состояние после этого перелета не подлежало скорой адаптации к местным условиям климата.

«Открывайте шлагбаум!» — скомандовал кавказец, разбудив меня своим криком, и мы снова тронулись. Это был блокпост, который мои попутчики называли между собой кордон. Хорошо охраняемое место, шесть вооруженных человек в полной боевой экипировке, они подняли нам шлагбаум и пожелали счастливого пути. Сам блокпост имел вид кемпинга и если бы не люди в масках, то со стороны это место выглядело как обычная зона отдыха. Проехав километров пять, машина остановилась и с меня наконец-то сняли наручники, а потом перестегнули их наперед.

Кавказец. «Дальше пойдем пешком!» — справа от нас была узкая ухоженная тропа поднимавшаяся вверх по склону, вокруг были деревья и камни, слева за обрывом виднелась шумная горная река, солнце освещало скалистые вершины;

Я. – изможденным голосом — «Где мы?»;

«Заткнись, это Кавказ!» — жутко произнес бородач – «Идем!» — скомандовал он, троим своим наемникам, на меня накинули веревку и как барана повели вверх по склону. Поднявшись, мы вышли на другую тропу и двигались еще несколько километров вдоль реки, по направлению ее течения. Мой страх стал мне союзником и активировал скрытый потенциал мозга, по растительности и мху на ней я определил направление, мы шли на запад, но данная информация была пока бесполезна.

«Будьте осторожны, здесь где-то загулял гризли!» — выкрикнул кавказец, шедший впереди группы, показывая на растерзанных собак. Остальные наемники стали перешептываться между собой, вспоминая недавний случай, когда медведь напал на заблудившихся альпинистов в километре или двух отсюда, те пытались спуститься к реке и даже успели спустить веревку, но не успели спуститься сами.

«Приготовьте оружие, волки!» — напрягся бородач, и действительно между деревьев в метрах пятидесяти мелькала стая во главе с черным вожаком, волки не решились подойти к вооруженным людям и вскоре перестали нас преследовать, по всей видимости, именно они и прикончили тех охотничьих собак несколько дней назад, хорошо, что меня сейчас охраняли.

«Не отставай!» — обратился кавказец уже ко мне, все тем же грозным и громким голосом, привлекая к себе внимание окружающих, тем самым пытаясь запугать меня. Одно из жизненных правил, подчерпнутых мной в тюрьме гласило следующее: люди делятся на две категории, на тех, кто всем своим видом демонстрирует угрозу и на тех, кто действительно угрозой является, но тщательно скрывает это. Первые — пустышки коим являлся бородач, так как был наемником, а следовательно исполнял чужую волю, слишком круто организована операция, чтобы он занимал в ней какую либо важную роль. Я был в безопасности до тех пор, пока бы не встретился с их главным, так что единственную угрозу, которую я испытал от его слов, был гризли, который мог прибежать на крик.

Кавказец. «Пришли, вяжите его и грузите, вы двое пойдете пешком, тут пару километров, ты со мной!» — обратился он к своим людям. В конце тропы был склон, под ним была дорога выложенная камнями, на ней стояла большая мощная шестиколесная «Yamaha», с кузовом и двумя сиденьями, меня разумеется, положили в кузов. Кавказец сел за руль, второй наемник поместился сзади и квадроцикл тронулся. Ехали мы совсем не пару километров, по моим подсчетам от машины до квадроцикла было примерно километров семь – восемь, плюс еще четыре до особняка, это были шикарные угодья для королевской охоты.

Подъезжая к каменному поместью, нас встречал еще один наемник, с обратной стороны дома в этот момент взлетал четырехместный «Robinson». Мы остановились метров за тридцать, меня выгрузили, развязали и снова шокер.

 

***

 

«Англичанииин, англичанииин» — послышались тихие протяжные слова, и следом мощная затрещина привела меня в чувства. Напротив, усевшись на стул расположился Майор, на нем был охотничий камуфляж в руке золотой «iphone» экран которого подсвечивал мое лицо. Я находился сидя на полу с туго пристегнутыми за спиной наручниками, кисти обжигала отопительная труба, проходившая по плинтусу, через которую и были переброшены браслеты. Справа от меня были еще двое пленников, один из них Дипломат, в своем модном пиджачке, второй, молодой парень в котором я не сразу распознал официанта он же пропавший контакт, оба лежали на полу пристегнутыми к батарее и молчали. Слева стоял стол с бутылкой водки и большим куском окорока.  Темное и сырое помещение было каминным залом охотничьего поместья, увешанного шкурами животных и портретами батумских князей, чьи лица вспыхивали отражая слабое пламя камина, оголяя при этом свои звериные взгляды. Они были адептами противостоящей нам организации именуемой «Коллаборация». Наш конфликт длился столетиями и насчитывал сотни локальных и несколько мировых войн. Практически все нынешние королевские семьи и подчиненные им диктаторы разных стран, исповедовали сатанинские учения, а их обряды предполагали приношение в жертву маленьких детей и чтобы обыватель не сошел с ума, узнав об этом, существовал синдикат. У них была власть, нам же всегда приходилось скрываться и маскировать свою деятельность различными ширмами, война шла всегда, но последние несколько лет действовало временное перемирие, объявленное глашатаями Коллаборации, в лице некоторых голливудских звезд и поп див.

«Как долетел, не укачало?» — начал Майор;

— «Скажи мент в переводе на сегодняшний курс, сколько таких смартфонов можно купить на 30 серебряников?»;

Проигнорировав мой вопрос Майор затянул волынку — «Когда-то лет 12 назад, Гроссмейстер был еще шестеркой, как и ты сейчас, он поручил мне собрать на тебя информацию, его заинтересовал один твой заказ, который изготовили в его секретной лаборатории, редкие и дорогие таблетки для сердца, их невозможно было достать в нашей стране, ты изменил формулу лекарства таким образом, что при определенном сочетании с дежурными медицинскими препаратами они вызывали у человека мучительную смерть. Его поразили твои знания предмета, и он решил заполучить тебя в свою команду. Я наблюдал за тобой, ты был обычный прожигатель жизни, никаких особых связей, ничего. Но однажды мы взяли образцы крови убитого тобой полковника и обнаружили в них наш препарат, никто так и не выяснил, как ты доставил его адресату, это было чисто английское убийство. Так ты и получил свое кодовое имя, и попал в организацию. Я стал копать дальше и узнал о деньгах, хранившихся у полковника, мне стало это интересно, я хотел найти ментовской общак и начать нормальную жизнь. Ваша организация завербовала меня еще в школе милиции, когда я совершил свое первое убийство, но это не важно, важно то, что я всегда хотел спрыгнуть с крючка, а для этого нужны были деньги. Я стал одержим поисками общака и почти нашел его, но обнаружил лишь вскрытый сейф, столько сил и времени впустую. Я вернулся в столицу и продолжил службу, но как-то в наш департамент перевелся новый сотрудник, из твоего родного города, он был родственником того самого полковника. Бросил жену уехал в столицу, все указывало на то, что деньги были у него, я долго пытал, а потом прикончил капитана и обставил все так, чтобы следы вели к тебе, пару анонимок через своих информаторов, в общем, дело техники, но денег не было. Тогда то меня и завербовала Коллаборация, это мощная организация с филиалами по всему миру и прикрытием на самом вверху…»;

— «А хули ты думал, это тебе не наркотой барыжить»;

«Помолчи пожалуйста» — продолжил Майор – «Вся ментовская верхушка столицы, да и других городов тоже, так или иначе работают на них, кто то адепт, кто то в темную исполняет их волю, как к примеру я на синдикат. Они поняли, кто настоящий убийца и стали меня шантажировать. Мне дали поручение, выследить и грохнуть одного непонятного типа, который оказался лидером ячейки синдиката. Признаюсь честно, тогда я считал вашу организацию всего лишь криминальным картелем, истина открылась мне позже, но пути назад уже не было. В общем, я вошел в квартиру с парой своих ребят, и мы расправились с его семьей, они пытали его близких на его же глазах, но он как полоумный нес какой-то бред про пророчество и избранного, так и не выдав имени вашего главного. Времени оставалось мало, нужно было сваливать, мы убили жену, ребенка и его самого пристегнутого к батарее как ты сейчас»;

— «А вот тут хрен тебе, пацан остался жив»;

«Да?» — удивился Майор, потом немного помолчав облегченного выдохнул – «Ну слава богу, прямо камень с плеч, мне долгие годы не давало это покоя, я боялся, что Гроссмейстер меня вычислит и покарает, и поэтому мне пришлось выследить и убить его самого. Да, это я убил Гроссмейстера 3 года назад, так что не рассказывай мне, что действуешь от его имени, я разрядил тогда целую обойму и видел собственными глазами, как его мозги разлетелись по подземной парковке»;

— «С 15 метров из ПМ, да ты с ума сошел киллер недоделанный, твоя спортивная пуля расплющилась об его лобную кость содрав скальп, его куски ты наверное и принял за мозги, остальные пули ушли в молоко, один совет на будущее, всегда делай контрольный выстрел. Я отвез Гроссмейстера к нашему доктору, он заштопал его через час, но шрамы остались и именно поэтому его никто больше не видел, кроме меня» — мент молча смотрел, широко раскрыв глаза, пытаясь осмыслить услышанное.

— «Что, еще один камень с плеч? Мы долго пытались понять, кто был тот недоумок в маске, попавший к тому же на камеру как я сразу не догадался»;

«Можешь лепить, что угодно мы все равно получим от тебя всю информацию. Мы долго пытались понять вашу структуру и иерархию, хотели найти вашу лабораторию и установить самого главного, мы наблюдали и хотели понять ваши цели, нам стало интересно, что же все-таки замышляет синдикат в нашей стране, но вы оказались очень круто организованы и мы прокололись. Пока вы поставляли наркоту нашим людям вы нас особо не беспокоили, но после того как вы накрыли вечеринку стало понятно, что все зашло слишком далеко, и как только ты вновь появился, я опять начал следить за тобой. Признаюсь честно, это было сложно, я так и не выяснил даже твоей квартиры, только подъезд, зато нам удалось определить офис, который ты вчера посетил. Видишь это устройство?» – Майор достал из рюкзака аппарат похожий чем-то на полицейский скоростомер – «Лазерный луч бьет на 200 м и считывает вибрации воздуха, с помощью него удалось записать твой разговор с главным, и я понял, что ты меня вычислил. Угол правда оказался неудачным и кроме твоего голоса я ничего не услышал, но этого было достаточно, чтобы начать действовать, тем более ты срисовал хвост, выехал из офиса, проверился и вернулся обратно, время шло на часы, теперь ты здесь. Так вот вопрос на миллион долларов, с кем ты встречался в том кабинете и кто ваш главный?»;

— «Мент ты меня утомил, главный Гроссмейстер кто главный над ним я не знаю, а кабинет мой»;

«Ладно, и это выясним, в любом случае нам известно место, наши люди уже наблюдают за ним. Ты помнишь чечена, который следил за тобой ну который тебя похитил? Это Кадыровский пехотинец его зовут Гали, сокращенно конечно, но это не важно, а важно то, что он развяжет тебе язык в пять секунд. Нет, он не станет тебя пытать и избивать, ты нам еще нужен для завтрашней охоты, кстати, ты будешь добычей, и чтобы не портить шкуры он вколет тебе сыворотку правды, приготовленную здесь в нашей лаборатории, так что запоешь как птичка»;

— «Судя по всему тебе уже вкололи, пол часа мне тут трешь про жили-были, зачем ты мне все это рассказываешь и на кого ты работаешь теперь, на Сопляка?»;

«Не называй его так, в тот вечер мне с трудом удалось перехватить его на подъезде к вечеринке, после этого я действительно начал работать на него, остальных пришлось слить, чтобы не обнаружить себя. Кстати, твоего человека я тоже вычислил» — Майор показал на лежащего рядом официанта – «Все сложилось как никогда удачно. Глубоко же ты внедрил своих людей» — рассмеялся он – «Только это не он навел тебя на вечеринку, как ты о ней узнал?»;

— «Гроссмейстер передал мне координаты, а как ты вычислил моего человека?»;

«Уже не важно»;

— «Считаешь, если залез Сопляку под шкуру, то соскочишь с их крючка?»;

«А что еще остается? Это мой шанс выбраться».

Дверь в помещение открылась и в нее вошел бородатый наемник, которого теперь я знал как Гали, следом за ним, пританцовывая на манер Тарантиновских гангстеров, вошел Сопляк. Дергаясь и громко напевая, что-то типа вуги вуги он подошел ко мне и радостно вскинул руки вверх.

Сопляк. «Какие люди, кто тут у нас, мама будет довольна, я взял одного из главных в синдикате!!!» — «Гали действуй» — после этих слов подошел чечен и распинав мои ноги воткнул в одну из них шприц, введя содержимое в вену. После этого он присел за стол и налил себе водки. Мое сердце выплеснуло адреналин и мне захотелось разговаривать;

Я. «Гали ты суфист или суннит?» — обратился к чечену;

Чечен. «Я мусульманин» — ответил он и намахнув стакан, закусил кусочком ветчины;

Майор взглянул в мои расширенные зрачки — «Препарат начал действовать, можно допрашивать, только по одному вопросу иначе он запутается»;

Сопляк. «Что такое приоритет №1?»;

Я. «Ты, он» — указал на Майора – «И это место — ферма». Сопляк рассмеялся;

Сопляк. «Когда то наша семья вложила сюда большие инвестиции, портовый город Аджарии, природа, горы уединенные места, таких поместий раньше было много, но после цветных революций утроенных синдикатом: Арабская весна, Грузия, Армения, Украина, Киргизия, теперь вот Белорусь, за пределами страны осталось только это место, и то с началом пандемии оно практически пустует, но самая главная ферма находится в стране, у всех под носом, это резиденция моего деда он же глава государства»;

Я «Ты хотел сказать отца? Ты ведь сам об этом объявил на весь мир»;

Сопляк. «Какая разница дед или отец, дяди, тети даже родная мать и куча других родственников, все без стеснения имели друг друга у меня на глазах, представляешь, какого было мне, наблюдать за всем этим, будучи ребенком? Я вместе с ними участвовал в оргиях, куда доставляли детей, похищенных из интернатов, при мне их мучили и убивали, конечно я вырос с отклонениями и стал геем, хотя и не вижу в этом ничего постыдного, и кстати мы с ним стали любовниками» — указал Сопляк на Майора – «Он тоже гей, мы любим друг друга и будем жить вместе». Я посмотрел на Майора и удивился, чечен поперхнулся очередным опрокинутым в глотку стаканом;

Майор. «Постой постой парень я не гей, ты давай не путай, я просто потрахивал тебя пару раз за деньги, вот ты мне телефон подарил» — Майор покраснел и начал оправдываться, демонстрируя  золотой «iphone» официанта;

Сопляк. «Ну как же мы ведь с тобой?» — опешил Сопляк. В общем гавнозамес с выяснениями отношений продлился еще несколько минут и довел Сопляка до слез, Майор держал стояк до последнего, доблестно отстаивая честь мундира, с трудом, но ему все же удалось остаться при своем, почти не запятнав ее»;

Я. «Да вся многовекторная политика твоего отца или деда, ничто иное как пассивный политический гомосексуализм. Объявляю вас мужем и женой, сами определитесь кто из вас кто, можно уже перейти к вопросам?»;

Майор. «Гроссмейстер жив, где ваша лаборатория!!!?»;

Я. «Живее всех живых, не знаю где лаборатория, спрашивайте еще» — Майор после моего ответа окончательно потух на спинке стула. Сопляк достал пакетик с белым порошком, положил на колено золотой «iphone» и сделав на нем дорожку вдохнул ее двумя ноздрями, после чего откровения из него полились с новой силой, будто до этого он вколол себе сыворотку вместе с Майором, а может понял, что я не главный и не владею полезной информацией;

Сопляк. «После того как президент Трамп вынудил саудитов обрушить рынок нефти, у нашей семьи не осталось больше источников прибыли, все стало приносить одни убытки. За 30 лет правления моего деда, мы выкачали из страны все, с народа брать было уже нечего, а расходы росли и росли»;

Я. «Куда вы дели все наши деньги, и богатства страны?»;

Сопляк. «Растранжирили на яхты, дома и любовниц, но больше всего денег уходило на адренохром»;

Я. «Это еще что такое, одна из тех интернет уток, теория заговора, краем уха слышал, ну-ка просвети»;

Сопляк. «Это наркотик, который добывают преимущественно из живых запуганных детей, в падпочечники вставляется толстая игла и высасывает выброшенный ими адреналин. 100 мг такого вещества стоит $1 500 000, а его с каждым разом нужно все больше и больше. Это самый прибыльный бизнес, которому уже тысячи лет и моя семья им занялась. Детей привозят прямо в резиденцию и после оргий их умертвляют, там же находится и лаборатория, где вещество очищают, но туда вам никогда не добраться, даже я бывал там всего два раза. Это огромный мировой черный рынок, а мы все всего лишь винтики в большей политической игре и вы проиграли, ты провалил свое задание, приоритет №1»;

Я. «Я так не думаю»;

Майор. «Ты о чем? Ты здесь, Гроссмейстеру уже не доложишься, передающих устройств на тебе нет, мы провели тебя через спецаппаратуру, все электронные жучки, если они и были, сразу сгорели, так что расслабься, тебе никто не поможет»;

Я. «Это Гроссмейстер его нельзя недооценивать, до меня только что дошло, мой паспорт откройте его» — Майор достал из кармана мои документы и открыл загранпаспорт;

Майор. «И что, обычный паспорт с выгоревшим чипом»;

Я. «Прочти фамилию»;

Майор. «Гамбитов Дауд Сулейманович»;

Я. «Гамбит это шахматный прием означающий жертву одой из важных фигур, чтобы выиграть партию. Ха Ха Ха» – я рассмеялся – «Он все спланировал и предвидел мое похищение, вы следили за мной он наверняка следил за вами и скоро тут будут американские морпехи с ближайшей базы, так что вы не винтики, а гайки и только что на свою резьбу вы подобрали огромный такой болт, вам определенно должно понравиться»;

Сопляк. «Чушь, ты пытаешься выкрутиться, твои фокусы тут не пролезут»;

Майор. «А ведь он может быть прав, давайте его прикончим, прям здесь и свалим»;

Сопляк. Это блеф, и потом его нельзя убивать сейчас, существует традиция, он будет жертвой. Ты как считаешь Гали?;

Чечен. «Я привез его сюда, чтобы поохотиться, последний раз это было еще до пандемии, его никто не убьет сейчас, он умрет завтра. Успокойтесь, тут везде мои люди они сообщат, если кто-то посторонний заявится, в любом случае так быстро они не отреагируют. Я знаю здесь каждую тропу еще с первой чеченской, прятался от федералов в этих местах. Осталось несколько часов до рассвета, потом поохотимся, дойдем до кордона и свалим»;

Я. «Моя смерть ничего не решит, Аннушка уже пролила масло, вам всем конец и вас достанут в любой точке мира, вы только что снова развязали войну»;

Сопляк поднес ко мне смартфон и показал свой банковский счет $ 28 563 000 – «Как ты считаешь много проблем у меня возникнет с такими деньгами?»;

Я. «В стране тебя прикончит синдикат, теперь наверняка, за границей достанут другие филиалы, ты будешь судорожно тратить эти деньги на охрану, наркотики и переезды с места на место, маниакально вслушиваясь в каждый посторонний шум за дверью и через полгода от твоих денег не останется ничего, и тогда мы возьмем тебя, за твою голую дырявую жопу»

От мощного футбольного удара ногой в челюсть я рухнул головой на пол, и выплюнув обломки выбитого зуба спрятал капсулу под язык. Меня подняли и снова стали допрашивать, задав еще несколько несущественных вопросов, пока Сопляк нюхал порошок.

Сопляк. «Даже если в стране случится революция, у нашей семьи полно друзей от королевы Британии до Путина, те же саудиты всегда нас примут, в крайнем случае уедем в Китай, там самый большой рынок адренохрома, так что моих денег нам хватит на первое время, а там уже окончательно отдадим страну им на растерзание. Ты даже представить не можешь, какие у Коллаборации возможности, мы намеренно травим население, чтобы уменьшить его численность на планете, мы изобретаем все новые наркотики, производим и продаем алкоголь, чтобы разрушать институт семьи и таким образом пополнять подконтрольные нам детские интернаты, мы вызвали пандемию, чтобы очистить землю от стариков»;

Я. «Ты лично, какое к этому всему имеешь отношение? Ты что ли вирус изобрел?»;

Сопляк. «Нет, не я, это Билл Гейтс, но он тоже адепт Коллаборации, и весь остальной список Форбс наши люди, мы контролируем мир, а правят нами Виндзоры»;

Я. «Ты бы лучше мамашу свою проконтролировал, чтобы больше не производила на свет таких уродов, и деду скажи, чтобы не совал куда попало».

Следующий удар окончательно потушил свет в моей голове, я отрубился.

 

ОХОТА

 

Ведро холодной горной воды вылитой на меня одним из наемников перебило дыхание, я чуть было не захлебнулся, но последующий удар ногой, в область нижнего левого ребра, освободил дыхательные пути и я выплюнул излишки воды на пол. Это была уже другая комната, большая и комбинированная с кухней, Сопляк жарил мясо, а Майор с чеченом и другими четырьмя наемниками, собирали снаряжение. Справа в стене находился огромный оружейный шкаф с большим количеством различных стволов, ножей и другого охотничьего оборудования и обмундирования. Мои руки были развязаны, тело безумно болело, я с трудом мог шевелить суставами. Те, кто хоть раз испытывал на себе электрический разряд шокера, должны знать, что эффект от сокращения мышц тела, вследствие его удара, равносилен мощной физической нагрузке накануне, и болевые последствия для организма аналогичны, за исключением страшной мигрени, которую я испытывал сейчас. В глазах двоилось, тело тряслось от холода, от полученного под дых удара хотелось блевать. Но это было не самое страшное, я потерял последнюю надежду и шанс выбраться из передряги живым, капсула пропала, это была катастрофа. Я обыскивал глазами пространство вокруг себя, но ничего не мог рассмотреть, расфокусировка зрения и каша в голове не позволяли сосредоточиться, по всей видимости, я потерял последнюю надежду в каминном зале.

Майор. «Как ты себя чувствуешь англичанин, готов стать жертвой? – я не мог ему ничем ответить, да и не хотел особо, мне нечем было бить его карту. Будь я под воздействием препарата доктора, то свернул бы Майору шею прям тут и через секунду перестрелял бы остальных его же автоматом. Но сейчас я чувствовал абсолютную беспомощность;

Сопляк. «Ну что Дауд?» — улыбаясь кинул в меня мой паспорт – «готов к утренней пробежке я назначил награду за твою голову, кто тебя грохнет получит $10 000»;

Чечен. «Тащите его на улицу к остальным!» — приказал своим людям.

Меня повели через главный вход, я с трудом передвигал ноги и поэтому получил еще несколько ударов прикладом в нижнюю область спины. Двое наемников бросили меня на крыльцо к остальным двум пленникам. Холодный встречный ветер обдувал мокрую одежду, я весь трясся от холода, но это не придавало мне ясности мыслей, напротив я хотел, чтобы меня пристрелили прямо здесь. Перед нами была дорога по которой меня привезли, на дороге четыре квадроцикла, на одном из которых я уже имел счастье прокатиться. Полуденное солнце практически не грело и улыбалось мне в последний раз.

Сопляк. «У Вас будет пятьнадцать минут форы» — сказал, вставляя магазин в американскую спортивную винтовку;

Чечен. «Я дам вам сорок минут» — сказал, загружая в кузов квадроцикла огромный рюкзак и выставляя на военных наручных часах обратный отсчет;

Майор. «А мы пока пообедаем стейками из оленины»;

Сопляк. «Я поем после охоты, на природе, возьмите с собой мясо!» — приказал своим наемникам;

Чечен. «Ну все, вперед, вперед !!!» — выкрикнул он и выстрелил в воздух очередью из Стечкина.

Трое наемников взяли каждого из нас за шкирку и погнали как животных, мы подчиняясь их пинкам и матам, побежали прямо по дороге в сторону леса. Отбежав на несколько десятков метров я остановился, чтобы восстановить дыхание, сломанное ребро взрывалось болью после каждого, сделанного с трудом, вздоха. Двое других помчались дальше, даже не обернувшись в мою сторону. Я упал на четвереньки тяжело дыша, и от боли в боку вырыгал все содержимое своего пустого желудка. От рвотного рефлекса стало еще больнее и обессиленный я упал на землю. Сзади громко хохотали преследователи, они стреляли в воздух и крыли меня матом, спереди были сосны по которым прыгали рыжие белки, глядя на них я почувствовал умиротворение, меня уже ничего не тревожило в этом мире, мне было приятно наблюдать за ними, я смотрел на деревья, медленно закрывая глаза, доверия свою дальнейшую судьбу Всевышнему.

Стоп.

Глаза резко открылись. Ты был прав Гроссмейстер, я слишком рано сдаюсь, капсула лежала прямо возле моей головы, в луже желчи и воды. Громко хлопнуть дверью, доктор? Я не против. Взяв в руки собственную судьбу и обтерев ее о спортивное трико, я встал, закинул капсулу в рот и раскусил. Холод пронесся по моему телу, но озноб я уже не испытывал, сначала онемели язык и небо, потом горло и бронхи, теперь мои легкие поглощали в два раза больше воздуха чем когда либо прежде. Я не мог вспомнить как ощущаются боль и усталость, прилив сил, уверенность в себе и ясная голова пробудили во мне все звериные инстинкты, мой орлиный взор стал максимально сфокусирован на белках, которые замерли в прыжке между деревьев так и повиснув в воздухе. Дыхание стало глубоким и долгим, кроме него я слышал только шум от притока крови в моей голове, она как горная река разносила кислород по клеткам мозга. Длина 3.5 м, высота 2 м это были параметры струи, которую я направил в сторону своих оппонентов, имевших теперь намного меньше шансов на успех. Данные действия преследовали три вполне практических цели, во-первых, так я опорожнил свои мочевой пузырь, во-вторых, определил направление и силу ветра, и в-третьих, посеял зерно сомнения в самоуверенности превосходящих сил, которое позже, согласно плану должно было деморализовать их полностью. Да, у меня уже имелся план действий, и сейчас пробегая по лесу, я начал его реализовывать. Мое зрение стало туннельным, но это не помешало мне заметить двух беглецов мелькавших сквозь штакетник деревьев, они находились параллельно справа в сто метрах и безнадежно отставали, я слышал их тяжелое дыхание и разговоры между собой, но мне они стали не интересны. Те двое были приманкой, ведущие за собой охотников. А что делать мне? Мой мозг будто абстрагировался от происходящего, мое сознание выступало в роли наблюдателя, а все остальное происходило автоматически по заранее введенной программе. Можно было устроиться в мягкое теплое кресло, взять попкорн и просто наблюдать за процессом, мое тело теперь работало автономно, за реализацию плана отвечали другие отделы мозга, теперь я полагался исключительно на собственные рефлексы.

Так, первый альпинист, точнее, то что него осталось, а именно куски одежды пропитанные кровью, запах которой и привел меня к ним. Что мы ищем? Бинго, кайло и трос привязанный к дереву, что дальше? Мое тело подошло к обрыву и посмотрело вниз, там метрах в пятидесяти бурлила река. Что он собирается делать, спросил я сам себя? Веревка всего метров двадцать, но это не помешало мне начать по ней уверенно спускаться. Держась уже за край троса, тело начало раскачиваться и оценивать шансы, перед глазами возникли графики и формулы, которые оканчивались знаком равно и значением 33.8367%, за несколько секунд я прошел ускоренный курс университетской программы по высшей математике и теории вероятности. Я отложил в сторону попкорн и хотел закрыть глаза, которыми не управлял, тело уже летело в воздухе, но я даже не смог затаить дыхание.

Вода в реке бурлила и поэтому не имела поверхностного натяжения, я вошел в нее без сопротивления, как раскаленный нож в масло, аккуратно между двух валунов, и немного побарахтавшись на глубине, мое тело подняло и понесло течением в обратно направлении. Я наблюдал за этим в ступоре, если бы рядом с попкорном лежали сигареты я бы закурил, но. Используя альпинистское кайло мне удавалось маневрировать между камнями. Ближе к тому месту, над которым располагался особняк, течение ослабевало, и река входила в горное озеро, так что я без труда подплыл к берегу и закрепился. Ну все, можно отдохнуть, слишком много потрясений за такое короткое время, но нет тело уже карабкалось по скалистым выступам, которые мой неискушенный скалолазаньем мозг почему то определил как легкопроходимые. Я чувствовал напряжение каждого отдельно взятого мускула, мои пальцы цеплялись за выступы, я даже как то повис на одной руке, пока вторая перехватывала воткнутое кайло. Еще рывок и вот я вонзаю инструмент в горизонтальную поверхность, еще, и уже качусь по ней, вот теперь точно можно остановиться и немного передохнуть. Но снова нет, я уже закручиваю тяжелый камень в оторванный от одежды лоскут. Стой куда ты, возьми кайло? Остановись, отдышись, вернись за кайлом.

Я притаился и наблюдал за тем как из дома вышел чечен, он садился на квадроцикл и разговаривал по телефону, ветер донес до моих ушей его разговор

«Да ну их нахер этих п..доров, они взяли не того, теперь начнется война, я решил свалить, завтра буду в чечня. Мне нужны новые документы я хочу залечь на дно, видел в чечня много разной фигня, но эти придурки удивили даже меня. Пусть сами разбираются, я отправил их вперед, не хочу принимать в этом участие, отключу телефон и свалю. Мне очень страшно меня достанут, поможешь мне спрятаться?»

Ветер был встречным, солнце светило в лицо, плюс шум горной реки, в общем он не услышал звуков раскрученной прощи и не увидел мою тень. Я подобрался к чечену со спины с подветренной стороны, и одним мощным размашистым ударом в висок расколол ему череп, последующие несколько ударов выбили оставшуюся дурь из его головы вместе с мозгами.

«Передавай привет Ахмату!»  — Давид убил Галиафа

Из разбитого и окровавленного спутникового телефона, лежавшего на камнях, доносился женский голос

«Сынок сынок, алле алле!!!»

Я поднял АК 74 со всем навесным оборудованием и посчитал его слишком тяжелым для дальнего перехода, в оружейке была спортивная винтовка АR-15, возьму лучше ее. В рюкзаке чечена находились американский армейский дрон, бинокль и личные вещи, которые я выложил в кузов. Войдя в поместье я внимательно вслушался и не обнаружил никаких шорохов, дом был пусть, все наемники уехали на квадроциклах, не стоило минировать «Yаmahа» чечена. Одним выстрелом АК я сбил замок и отворил шкаф, снял мокрый спортивный костюм и надел снайперский камуфляж, потом взял американскую винтовку, патроны к ней, нож, пистолет и пошел к холодильнику.

«Вот суки даже кусок мяса не оставили»

На выходе из дома я захватил подслушивающее устройство Майора и бросил его к остальным вещам убитого чечена, на часах которого в этот момент запиликала мелодия, означавшая окончания обратного отсчета. Я накинул рюкзак на спину, переодел часы на свою руку и посмотрел на время, было крепко за вторую половину дня. Передернув затвор винтовки и глотнув свежего горного ветра я пошел по следу своих жертв.

Квадроциклы обнаружились в конце дороги, там где вчера ждала «Yаmahа», двигатели были еще теплыми, но колеса у каждого из них простелены, интересно, подумал я, неужели они не собираются возвращаться на ферму? Дальше дорога заканчивалась даже для внедорожников, здесь они начали свою охоту пешим ходом, наши шансы окончательно сравнялись, но нужно было еще выследить группу, и при этом не обнаружить себя.

Солнце в этих местах заходило за высокие горы, поэтому и темнело здесь раньше привычного, до заката оставался час. Обнаружив отряд, примерно на середине пути я залег в 150 м от него, замаскировавшись и заняв выгодную позицию. Лазерный луч уперся в скалистую вулканическую поверхность и стал считывать вибрации воздуха, конвертируя их в аудиозвуки в надетых на меня наушниках. Из разговора наемников стало понятно, что двое других скрылись в пещере, находившейся в горе на четыре часа от меня, один из них был их человек, и у него имелось передающее устройство, они знали, что меня там нет, и следовательно проверять пещеру необходимости не было. Дальний кордон перестал выходить на связь, чечен тоже и это их насторожило, было принято решение заночевать в лесу, а утром вернуться в поместье и улететь на вертолете. Возвращаться сейчас, они посчитали опасным, и решили дождаться вестей от Гали в условленном заранее месте, то есть здесь. Сопляк нервничал и истерил, Майор пытался его утешить, обещая уехать с ним в Лондон, бросив жену и двоих детей, говнозамес с выяснениями продолжился. Установив палатки, двое наемников развели огонь и стали жарить на нем стейки, другие двое, охраняли периметр.

«Х..ли ты так долго? Меня там чуть не завалили» — спросил я, у подкравшегося сзади;

— «Извини, мы отслеживали всех и каждого кто всунул свою Sim карту в «iphone», которые ты перепрограммировал по приказу Гроссмейстера, но мы не учли, что они могут вывезти тебя за границу. Пока согласовали вылет, на это ушло время, сам понимаешь пандемия»;

«Получается, так Гроссмейстер отследил сенаторов на той вечеринке?»;

— «Да, и это место тоже»;

«Напои и накорми своего врага, прежде чем убить»;

— «Тебя пытали, что ты им рассказал?»;

«Ампулы доктора блокировали их сыворотку, она практически не подействовала, так что не переживай, зато теперь мы знаем где основная ферма, Сопляк мне сам о ней рассказал»;

— «Почти? Кстати как ты понял, что это я, на мне ведь маска?»;

«Лосьен после бритья, я подарил тебе такой на 18-летие, после твоего первого убийства, я пользуюсь аналогичным, ты подошел с наветренной стороны и обнаружил себя, я мог тебя грохнуть»;

— «Как того наемника? Ты размозжил ему голову за секунду до моего выстрела, я уже приготовил нож, чтобы сделать новую насечку»;

«Молодееец» — похвалил я Малого;

— «Учился у маэстро»;

«Почему сразу не обозначился?»;

— «Мне стало интересно, что ты предпримешь, я был рядом все это время и прикрывал тебя»;

«Ты здесь один?»;

— «Еще двое зачищают дальний кордон, от него идет единственная дорога к особняку, так что предлагаю зажать их в котел и перестрелять пока не стемнело»;

«Ни в коем случае, убьем двоих троих остальные разбредутся по горам, и еще я должен кое-что выяснить, плюс Сопляк нужен мне живым. Будешь наблюдать за ними и слушать, ребятам передай, чтобы находились на кордоне, а я пойду на гору найду пещеру, в которой спрятались остальные двое, там меня никто не ждет. Если они тронутся или разделятся, будешь прикрывать мои передвижения. Свяжись с остальными и передай координаты дома, и скажи доктору, что я раскусил капсулу он поймет о чем речь. Дай мне свою спецназовскую маску»;

— «Как с тобой связаться, у меня нет второй рации?»;

«Делай все, как я тебе сказал и используй рацию на зашифрованной линии у них мощное спецоборудование, наверняка и сканер есть».

Я должен был проверить одно предположение и вытащить своего человека из замеса, куда он попал по моей вине. План был таков, достать передающее устройство и вернуться к Малому, потом, манипулируя отрядом, завести в его ловушку, лезть в открытую кофронтацию с превосходящими силами было неразумно, у моих людей не было достаточного опыта боевых действий в горах, нужно попытаться заставить врага разделиться.

Через час, когда солнце ушло за хребет, я был у подножья скалистой горы, вверх вела узкая, еле различимая тропа, в конце тропы была пещера, откуда выходил, подсвеченный пламенем дым, от разведенного там костра. Добравшись до входа я натянул маску и вошел внутрь. Оглядывая пространство через прицел винтовки, мой взгляд остановился на Дипломате, он душил официанта, чьи ноги к моменту моего появления только перестали дергаться, парнишка испустил дух. Дипломат оттолкнул труп в сторону и принялся восстанавливать дыхание, сбившимся голосом он обратился ко мне.

«Что этого урода так и не нашли?» — я отрицательно повертел головой в ответ;

«Слушай, дай мне что-нибудь из своей амуниции, чего не жалко, пистолет к примеру я пойду с вами, сам хочу его грохнуть» — я достал из разгрузки наручники и кинул ему под ноги, наведя при этом прицел на его лоб.

— «Знаешь как пользоваться, застегнешь за спиной?» — сказал я, изменив голос;

«Да ты что, я же свой, я человек Майора, где Майор?» — начал он паниковать застегивая браслеты;

— «Ты зачем его убил?» — указав на мертвое тело, я начал вытягивать информацию из Дипломата;

«Майор приказал еще в доме» — ответил он, захлебываясь от страха;

— «Давно ты на него работаешь?»;

«Уже лет десять я его информатор, очень ценный, не убивай меня»;

Я снял маску, лицо Дипломата окаменело, шансов выжить стало катастрофически мало, он впал в ступор и не мог пошевелиться.

«Где передатчик?» — спросил я, передернув затвор;

— «На ноге прикреплен, работает по принципу азбуки Морзе, они мне посылают одиночный сигнал, я должен ответить, если ты рядом, то один щелчок, если нет то два, но это если в пещере, если в других местах, то плюс один или два щелчка соответственно, я научу, только не убивай. Я на всякий случай должен был вытянуть из тебя информацию, а потом завести вас в ловушку, я ведь тоже родился на Кавказе и хорошо ориентируюсь в горах, я должен был указать либо на пещеру либо на другие два места, тогда бы чечен без труда тебя грохнул, но ты отделился. Тут всего один путь к кордону, поместье стоит на горном выступе это тупик, оттуда только на вертолете, но сегодня он не летает, не убивай, тебе все равно не выбраться одному, я помогу, я видел эти места сверху, не убивай пожалуйста»;

«Ясно теперь кто был третий пассажир в вертолете, парнишку Майору тоже ты сдал?»;

— «Да, я знал, что это твой человек, ты как то просил передать ему оборудование в отель, потом я видел его в тусовке несколько раз, все понял и Майору рассказал, они привезли его сюда за день да нашего прилета, чтобы охота была веселее, это все Майор это не я, не убивай пожалуйста»;

«Ладно, расслабься, сейчас сниму браслеты, будешь передавать то, что я тебе скажу»

Я разрядил винтовку и положил на землю, после этого достал Стечкин и подойдя к Дипломату сзади, прижал наручники ногой к земле, уперев его шею в свое колено, потом убрал пистолет, достал нож и отрезал ему голову.

«Теперь ты чемодан без ручки»

Я продолжал наблюдать за отрядом, через бинокль с тепловизором, хранившийся в рюкзаке, который предусмотрительно оставил у подножья, на костре коптились кусочки вырезки из филейных мест Дипломата и его лицевых хрящей. В каком-то фильме сказали, что именно эти части человека следует срезать в первую очередь, но я не пытался повторить рецепт, мне нужно было срочно пополнить организм белковой пищей, все как доктор прописал. Ситуация на фронте особо не изменилась, Майор все-таки запятнал мундир физиологической жидкостью Сопляка уединившись с ним в одной из палаток, наемники уединились во второй, поочередно сменяя друг друга на посту, Малой сменил позицию и находился уже правее, ближе к горе на одиннадцать часов, едва не попадая под мой перекрестный огонь. В темноте показались еще несколько тепловых фигур, одна из которых выделялась огромной массой в три, а то и в четыре раза превышающей человеческую, это был явно зверь, так что беспокоится не стоило. Передатчик теперь находился на мне, но за несколько часов он так и не издал никаких сигналов, нужно было покидать пещеру и возвращаться к Малому. Я подошел к костру и распихал подгоревшие вырезки по отсекам разгрузки. Закинув один кусок в себя, и начав жевать, я чуть было не выплюнул его обратно.

«Жрать нельзя, нужно было соль захватить. Извини парнишка, что засветил тебя, нужно было спровоцировать противника на первый ход, я знал, что эти двое работают вместе, но не был до конца уверен, что Майор ссучился, благодаря тебе мои опасения подтвердились. Ты уж не обижайся»

Мою трапезу прервали автоматные очереди, раздавшиеся предположительно с позиции лагеря. Я быстро выскочил и снова начал всматриваться в бинокль, это было эпичное зрелище. Той огромной фигурой, судя по всему, оказался загулявший медведь, он пришел на запах жареного мяса, но обнаружил свежее, которое и принялся терзать в присущем ему стиле. Четыре человеческие фигуры в спешке покидали лагерь, оставив двоих дозорных разбираться самостоятельно, но те уже не могли эффективно выполнять возложенную на них боевую функцию, ввиду отсутствия эффективности, их мертвые тела потеряли способность сопротивляться. Малого на позиции я не обнаружил, видимо направился на запад вслед за беглецами. Высоких гор на востоке не было, и следовательно до рассвета оставалось примерно часа два. Я начал спускаться с горы.

Путь вниз для неподготовленного человека не менее тяжелее, чем подъем, если это касается гор, так что времени ушло примерно одинаково. Капсула доктора переставала действовать, и я начинал терять преимущество в скорости и силе. Закинув еще один кусочек вырезки, я накинул рюкзак и направился в сторону лагеря.

Огромная окровавленная туша бурого медведя лежала прямо на растерзанном наемнике, в нескольких десятках метров, тело второго наемника дербанила стая волков во главе с черным альфасамцом. Увидев меня, волки засуетились и принялись метаться из сторону в сторону, они были в замешательстве, так как мой организм не вырабатывал привычных феромонов, выделенный мной пот имел синтетический запах, чем-то похожий на запах пластика, мое обоняние стало таким же, как и у них и я чувствовал замешательство стаи. А может они просто знали, что такое АR-15. Но рисковать не стоило, волки есть волки, я подошел к еще дышащему медведю и вскрыл ему сонную артерию.  Потом обмазал камуфляж его кровью, и дождавшись когда глаза зверя остекленеют окончательно, вскрыл прямую кишку, вымазав в его фекалиях свои берцы, следом я собрал все оружие и сбросил его с обрыва в реку, теперь я знал, что четверо преследуемых, вооружены всего двумя автоматами. Черный альфа неуверенно подошел и стоял уже в трех метрах от меня, пытаясь обнюхать, остальные волки подойти не рискнули. Я достал одну из частей Дипломата и протянул вожаку, он аккуратно отхватил жареный кусок и поспешил ретироваться, нужно было уходить тоже, меня не радовали перспективы завести тут новых друзей, я двинулся дальше.

Теперь моя тень откидывалась вперед, солнце освещало утренний горный пейзаж. За километр от особняка я настиг «охотников» они попали в мое поле зрения выйдя на каменную поверхность не имевшей растительности. Автоматы были в руках Сопляка, замыкавшего колонну, и одного из наемников, у двух других руки были пусты, это вовсе не означало, что они не могли иметь при себе другого оружия, но пистолеты не давали им преимущества на дальней дистанции. Из-за гор послышался звук вертолета, время шло на минуты, нужно было как-то их задержать. Глухой выстрел послышался метров в 150-ти слева от меня, розовое облачко возникло в районе треугольника и Сопляк громко крича упал на камни. Так Малой, все как по науке, значит ты прикрываешь меня находясь на правильной равноудаленной дистанции, параллельно движению под углом 45 градусов. Наемник с автоматом повернулся в мою сторону и открыл бесприцельный огонь от бедра, но через пару секунд его голова отделилась от тела и подлетела на пол метра вверх уже от второго выстрела. Майор бросился бежать к дому, наперегонки с оставшимся бойцом.

Я подошел к стонущему от боли Сопляку, вариантов не было, Малой перебил ему тазобедренный сустав, а может даже позвоночник, что в этих местах было равносильно смерти.

«Не убивай, вытащи меня отсюда я заплачу» — умолял Сопляк, потом достал золотой смартфон и разблокировал его, приложив к сенсору большой палец – «Вот смотри просто открываешь приложение и переводишь со счетов все деньги, куда хочешь, больше ничего не нужно»;

— «Расскажи мне о южной границе и я не убью тебя»;

«Это все дядя, брат первого президента моего отца, ну то есть деда, это он все там контролирует, китайская Триада поставляет через него всю наркоту, она идет дальше в Россию, Европу там нереальные объемы, тонны в день и все по зеленому коридору, поэтому она такая дешевая»;

— «Ясно, в принципе ничего нового я от тебя не узнал»;

«Ты обещал, что не убьешь»;

— «Я не стану, тебя убьет он» — указал я ножом на альфу, стоящего неподалеку и отняв у Сопляка смартфон и большой палец пошел дальше.

Вертолет уже был на подлете к особняку, но торопиться было теперь некуда и очень опасно, существовал риск, что в нем прилетят другие наемники, и расстегнув рюкзак я запустил в небо дрон. Поднявшись на высоту ста метров, его камеры передавали изображение прямо на экран сенсорного пульта. Двое человек подбегали к особняку с обратной стороны которого, метрах в трехста от дома, садилась уже более габаритная машина. Наемник решил воспользоваться квадроциклом и опередить Майора, но как только он провернул ключ, провода зажигания дали искру внутри бензобака, что в свою очередь послужило предлогом для увольнения его со службы. Майор же вошел в дом и выйдя с обратной стороны бежал по огромной поляне пока не забрался в салон вертолета и улетел на нем.

«Пусть валит, я все равно его достану, ему некуда бежать без денег» — сказал Малой глядя в экран – «Я вспомнил его»;

— «Помоги мне добраться до дома, свяжись, с доктором и запроси эвакуацию с медиками» — отдав последние распоряжения я отключился.

Меня несли два других бойца зачистивших кордон, Малой шел впереди, управляя дроном, мы уже миновали лес и проходили возле взорванного транспортного средства, рядом горело еще живое туловище наемника, его руки и ноги остались на квадроцикле, он кричал от боли источая приятный шашлычный запах, но я приказал его не трогать, хватит на сегодня смертей пусть живет.

Мы расположились в комнате с оружием, я сидел на диване и переводил деньги Сопляка на свои анонимные счета, Малой сделав насечку, начал жарить стейки, двое других бойцов обследовали дом. Мне принесли кусок мяса, я попросил соль, потом помню, меня снова тащили, вносили в приземлившейся Чинук, откуда выскочили американские солдаты, прикрывая наш отход, офицер на борту вертолета поприветствовал меня и помог уложить на медицинскую кушетку, Малой передал медикам формулу препарата высасывавшего из меня жизненные силы, они поставили капельницу и я стал отключаться.

Говорит на английском

«Президент Трамп начал операцию по уничтожению глубинного государства, они идут по всему миру, другой Чинук со спецназом, обследует поместье, мы везем вас на базу, там госпиталь, не переживай все будет ОК, вы хорошо поработали!!!»

***

 

«Здравия желаю господин генерал-полковник!» — так начальник оперативно-следственной группы поприветствовал вошедшее в квартиру начальство;

— «Докладывай уже, как все было»;

«Хозяйка сама впустила убийцу в квартиру, он тут же с ней расправился и распотрошил на глазах у детей, а потом обмотал их, ее же кишками»;

«Детей тоже убил?»;

— «Нет, убийца ввел им какой-то препарат, они отключились, шприцы оставил рядом, их уже отправили на экспертизу, ее уже начали проводить, заключение дадут сразу же по окончанию, детей отвезли в больницу. Далее убийца покинул квартиру и направился на крышу соседнего дома, камеры его запечатлели, на нем была роба телефонной компании, кепка, очки и медицинская маска. В общем, когда вернулся хозяин и обнаружил свою семью, то тут же получил пулю в голову, выпущенную с крыши из винтореза, по ней уже есть заключение эксперта. Потом убийца покинул крышу, сел в черный Х5 и уехал на нем, машину обнаружили в сорока километрах от города, возле водохранилища, преступник ее сжег»;

— «Как все некстати, в стране переворот, кто-то отстреливает моих людей пачками. Можно присесть?»;

«Да господин генерал, мы все зафиксировали и откатали, так что располагайтесь, хотите кофе? У хозяина хороший вкус, был, все наши ребята оценили. Принесите Генералу чашечку»;

— «Ты понимаешь, грохнули целого полковника, да еще и с семьей расправились, Коллаборация ничего не может сделать, у нас связаны руки, все люди сдерживают митинги, да еще по стрелку ничего нет» — генералу принесли чашечку кофе, он отпил – «Да кофе действительно классный. Все катится в тартарары, скоро нам всем придется ответить за свои грехи, тебе, мне, ему, ему, всем нам» — генерал стал тыкать пальцем в присутствующих сотрудников полиции составляющих оперативно-следственную группу – «А этот там, в туалете, что делает?» — одного из сотрудников рвало в унитаз, он громко кашлял и хрипел – «Что с ним?» — спросил Генерал у остальных;

«Ему кхе-кхе нездоровиться» — охрипшим голосом и откашливаясь, ответил, один из оперов – «Отправлю его домой»;

— «Коронавируса тут еще не хватало, знаете сколько стоит вакцина, а толку от нее?» — генерал допил кофе в тот момент когда у начальника группы зазвонил телефон;

«Алле, кхе-кхе, докладывай, что по шприцам? Кхе-кхе, что? Какой антидот? Какой яд, кхе-кхе-кхе-кхе?» — выронив телефон и упав на пол, он схватился за сердце и сразу же откашлялся кровавой массой, сотрудник находящийся в туалете упал замертво, остальные побросали чашки с кофе и принялись громко кашлять и хрипеть, кто-то даже выскочил из квартиры и побежал вниз по лестнице, но карма настигла их уже на площадке. Ошарашенный ментовской генерал сидел на диване с широко раскрытым ртом, он наблюдал молча, уронив чашку на пол. Так он сидел до тех пор, пока стоны его подчиненных не стихли, и воцарилась тишина, которую нарушали лишь звуки поднимавшихся пузырей в баке воды, надетого на кулер.

Кофеварка, стоявшая на кухне, включила режим подогрева, аромат напитка полетел по комнатам, в одной из которых располагалось холодное тело генерала полиции, с высунутым языком и окровавленным подбородком, безмятежно лежащее в окружении своих подчиненных.

«Докладывайте, что здесь произошло?»

 

ИЕРИХОН

 

После королевской охоты, я потерял десять килограммов живого веса и несколько недель провалялся в клинике доктора. Домой меня привез таксист, проклинавший день, когда сел за руль своего пылесоса, усугубили ситуации все те же пробки, которые в этот день были просто невозможные. Я нажал последнюю кнопку лифта и поднялся в квартиру. С того самого дня как моя девушка уехала к маме я здесь ни разу не появлялся, воздух был спертым, я включил кондиционер, разложил свой огромный, тридцати килограммовый рюкзак по комнатам и удобно устроившись, поставил государственный канал.

Заседание обеих палат парламента проходило в огромном торжественном зале, в этот день правительство отчитывались о проделанной работе. Два сектора, левый и правый, разделили депутатов на верхних и нижних, возглавлял заседание зиц-президент страны, ширма, дурилка картонная, занимавшая свой пост на основании нелегитимных выборов, это был старый, очкастый, политический кастрат, который фактически не руководил ничем.

За исключением нескольких сенаторов, отправленных в отставку за несколько недель до мероприятия, все остальные занимали свои места еще с прошлого созыва. Раздутые, красные морды теребили свои галстуки и задавали министрам тупые вопросы, демонстрируя тем самым бурную профессиональную деятельность. Они были возбуждены и красноречивы, впереди их ожидали заслуженные каникулы. Синдикат имел компромат на каждого из этих пид…ов, тут были все, кроме самого главного.

Слово взял «президент» страны

«Уважаемые депутаты Сената и Мажилиса, а также члены правительства, прошу поприветствовать всеми глубокоуважаемого первого президента Казахстана, лидера нации, нашего учителя, великого Елбасы, Нурсултана Абишевича Назарбаева!!!»

Через широкую, высокую двустворчатую дверь, больше похожую на ворота Трои, вошел еще один старый маразматик, на котором за 30 лет правления уже некуда было ставить клеймо. Зал взорвался овациями, пи…сы приветствовали своего учителя стоя, аплодируя без передышки несколько минут, пока тот не уселся в свой золотой трон по среди сцены. Дверь закрылась и театр абсурда продолжился. Возбужденные животные не успокаивались, они стали выкрикивать в сторону своего вожака различные дифирамбы, палаты соперничали друг с другом за внимание самца, начался брачный период. Изнеможенные от возбуждения они снимали с себя удавки и жадно пили воду из бутылок, их лица покраснели еще больше. Кто-то из сенаторов снял ремень и стал мастурбировать в сторону золотого трона, мажилисмены переняли опыт своих старших коллег и остальные, поддавшись стадному рефлексу, поступили также. Ошеломленный «..ид..р нации» испугавшись того, что ему все-таки поставят последнюю пробу, попятился в сторону ворот Трои, «президент» страны последовал за ним как собственно все депутаты и члены правительства.

Возбужденная, голая толпа настигла своих кумиров возле дверей, сколько бы те не стучали и не дергали за ручки, никто им так и не открыл, и через минуту они уже находились в центре зала, посреди своих преданных фанатов. Немногочисленные депутаты «системной оппозиции», также пытались покинуть заседание, но через другие закрытые двери, их фракции не устояли перед доминированием правящей партии. Они хотели войти в политику, но теперь политики входили в них. Голова «..ид..ра нации» отделилась от тела и уже принимала мандаты сенаторов, другая часть ушла в зал Мажилиса, туда же попал и «президент». Походу кровавой оргии, некоторые участники стали падать замертво, держась за сердце, их старые организмы не перенесли перевозбуждения, а части тела стали трофеями еще живых и более крепких. Торжественное мероприятие превратилось в кровавую баню. Трансляция прервалась. Все было кончено, можно расслабиться и после нажатия на кнопку пульта, разъехались тяжелые плотные шторы моей квартиры.

Я сидел и размышлял над увиденным, когда-то 12 лет назад, точно так умирал отставной полковник, лежа в городской больнице моего родного города. Браво Гроссмейстер ты превзошел оригинал, Пикассо аплодировал бы тебе, твой плагиат это шедевр!!! А может это не плагиат? Тогда браво профессор, вам мастерски удалось поиграть с моим сознанием, вы виртуоз. От этой мысли мне стало грустно я закрыл глаза и вспомнил берег Иссык-куля, куда мы с мои другом ездили когда-то навестить его семью. С момента его тайных похорон я больше не бывал там. Мы с доктором кремировали тело Гроссмейстера в день его гибели. Прощай мой верный друг, я многому у тебя научился. Когда-то профессор, по его просьбе, вытащил меня из дурдома, и долгие годы испытывал на мне собственные препараты, чтобы вычистить из организма побочные действия лекарств, превративших меня в овощ. Кабинет Гроссмейстера на 33 этаже был моим кабинетом, а музейная комната была комнатой психологической разгрузки, где доктор, когда-то давно проводил со мной сеансы гипноза в своей столичной клинике. Позже я самостоятельно начал погружаться в транс, присаживаясь на красный диван и включая спокойную приятную мелодию. Чтобы не запутаться в хитросплетениях собственных комбинаций мне удалось научиться отключать и блокировать некоторые участки памяти, плюс это было необходимо для того, чтобы в случае провала не выдать врагу всех секретов нашей организации. Доктор воскресил Гроссмейстера в моей голове, и следил, чтобы я не сошел с ума, заняв его место, он и был связующим звеном, а наши беседы с Гроссмейстером это мои разговоры с самим собой. Переключаясь между сознаниями, я сам давал себе советы и поручения, вписывая их в «Органайзер». А может это действительно был Гроссмейстер? В моей голове все перемешалось, после того как я перестал принимать препарат в ампулах, память двух личностей объединялась в одну и картина начинала вырисовываться полностью. Или все-таки нет, и я сошел с ума? Это уже не имело значения, дело сделано, теперь главный мог вернуться в страну и добить крысиное гнездо уже официально в качестве главы государства, теперь это был не просто беглый банкир.

Когда-то мы с Гроссмейстером долгие часы проводили за шахматной доской, просчитывая и перенимая ход мыслей друг друга. После нескольких первых ходов нам было известно, чем закончится вся партия, мы также дополняли действия друг друга и в жизни, практически не согласовывая их. Мы действовали как один процессор с двумя ядрами, у которого никогда не случалось сбоев при достижении поставленной перед ним общей задачи. Лишь один раз мы допустили ошибку, которая тут же привела к его гибели. Незадолго до покушения Гроссмейстер оставил мне все пароли и ключи от синдиката, и я принял на себя управление организацией и нашими людьми, действуя от его имени.

Согласно утвержденному нами плану, профессор в своей секретной лаборатории долгое время подмешивал в депутатский кокаин дешевый синтетический порошок, он добавил катализатор в минеральную воду, которую фирма черной вдовы доставила на столы депутатов по условиям контракта на госзаказ. Сегодня наши комбинации наконец-то сошлись воедино, поставив противнику мат в три хода. Теперь бразды правления были переданы главному, а мне можно было двигаться дальше.

Резкий звонкий хлопок, люстра погасла, по синему экрану потекли кровавые ошметки мозгов. Меня только что зачистили.

***

 

Заняв позицию на крыше стрелок долгие часы ожидал когда распахнутся тяжелые плотные шторы в квартире дома, стоящего напротив в 300 м. И когда это наконец произошло, он навел перекрестье прицела на голову цели, сидящей в кресле перед телевизором. Многочисленные флаги правящей партии и частных компаний, колыхавшиеся и украшавшие здания столицы, указали силу и направление ветра. Просчитав остальные условия выстрела, его указательный палец нажал на крючок и тяжелая пуля из специального сплава вылетела через удлиненный ствол винтовки, которая в свою очередь автоматически отплюнула пустую гильзу наружу. Розовое облачко вокруг головы цели означало успешное выполнение задания. Сделав несколько ползков назад, стрелок поднялся на ноги, отстегнув магазин, и передернув затвор, он освободил патронник от досланного патрона. Едва не уронив скупую мужскую слезу, он с грустью посмотрел в сторону выстрела, а потом мощным размашистым ударом разбил винтовку о бетон. Следом он скинул с себя рабочую форму телефонной компании, и надев солнцезащитные очки и медицинскую маску покинул место. Разбитый винторез с насечками на прикладе так и остался лежать на крыше, теперь насечек было 30.

Молодец Малой, ты все сделал правильно, все как я тебя учил, идея дороже личных отношений я израсходованный материал тем более засвеченный, мавр сделал свое дело, мавр должен умереть. Теперь ты займешь мое место и станешь лидером ячейки, а для тебя это дело личное, ты должен будешь развязать войну с Коллаборацией. Сейчас ты вызовешь группу подчистки и через 10 минут сюда явится Лысый с его командой, он когда-то служил с Майором в одном департаменте и возможно именно он душил тебя кишками собственной матери, поэтому и находился в моем расстрельном списке под №3, а может и нет, какая теперь разница. Войдя в квартиру, они первым делом разбредутся по комнатам, чтобы поживиться, и заденут одну из растяжек, после чего 30 кг тротила разнесут здесь все к чертям, благо вокруг моего жилища нет заселенных квартир. Я бы хотел взглянуть им в глаза, когда они обнаружат, сидящую в кресле латексную куклу, начиненную бараньими мозгами.

Накинув куртку с капюшоном я одел медицинскую маску, темные очки и забрав готовый рюкзак покинул жилище захлопнув за собой дверь. Спустившись по лестнице на пять этажей вниз, я вошел в другую квартиру противоположного стояка и из нее сквозь недостроенную перегородочную стену попал в третью, из которой на лифте соседнего подъезда, спустился и вышел на улицу. Грустный Х5 уже не стоял на парковке и не смотрел мне в след, наблюдая за тем, как его хозяин, выйдя со двора, смешался с ликующей толпой. Люди радостно поднимали свои смартфоны вверх, и толпа направилась к зданию парламента и дворцу президента, где охранявшая их армия, под командованием подкупленного нами генерала уже перешла на сторону протестующих и начала ликвидацию полицейских формирований.

Другая толпа в это же самое время должна была громить резиденцию первого президента, а люди синдиката обеспечивали эвакуацию детей оттуда.

Из-за звуков сирен массового оповещения гражданской обороны и воплей толпы, на взрыв, и выбитые окна моей квартиры, почти никто не обратил внимания, позже газеты напишут о 7 жертвах теракта, потом о взрыве газа в жилом доме, не подведенном к трубе, а через какое-то время все забудут об этом происшествии. Впереди новая эпоха, новая жизнь и новый мир, но только не для меня, моя война продолжалась, мне нужно было двигаться дальше.

 

***

 

К центральному входу «Marriott Эр-Риад» бесшумно подкатил бело-синий «BMW — i8». Карбоновая дверь поднялась в воздух и оттуда вышел среднего возраста мужчина в элегантном светло-сером Brioni. Передав ключ парковщику он обошел машину сзади, и поднял пассажирскую дверь. Сверкнув синим бриллиантом на платиновом кольце из проема показалась тонкая женская рука, ее ладонь легла в ладонь мужчины и уперевшись на длинную изящную ножку из машины появилась сногсшибательная блондинка в платиновом ожерелье и серьгами из той же коллекции, в виде треугольных кусочков пиццы усыпанных бриллиантами. Роскошное платье от «Vionnet» очень хорошо сочеталось с деловым стилем ее спутника, и взявшись под руку элегантная пара направилась внутрь. Возле шикарного фонтана по среди холла молодую пару ожидала группа деловых людей во главе с членом королевской семьи, стоящего чуть впереди, в белой национальной одежде.

Разговор на английском

«Ассаламалекум принц» — произнес мужчина, протянув арабу руку;

— «Алейкумассалям» — поприветствовал его принц;

«Вот позвольте вам представить, финансовый директор нашей фирмы, она здесь, чтобы уладить формальности и подписать контракт» — араб аккуратно приподнял перед собой ее руку и поцеловал;

— «Рад приветствовать Вас в Саудовской Аравии» — произнес он улыбаясь и не сводя с девушки глаз – «Думаю наше сотрудничество будет успешным»;

— «Спасибо за теплый прием, я тоже на это надеюсь» — произнесла дама, глядя на принца. Так они стояли и смотрели друг на друга еще какое-то время, араб не отводил от нее глаз, черная вдова не отводила глаз от араба.

«Я Вас оставлю, если что буду в отеле» — сказал молодой человек и  плавно удалился.

Обойдя фонтан и присев за столик в противоположной стороне холла, я заказал чашку кофе и свежий выпуск «The New York Times». Потом, достав золотой iphone, проверил банковский счет $14 000 000, и войдя в записную книжку хранившуюся на облаке,  выбрал контакт и нажал на вызов.

«Дааа» — мягко ответили на той стороне;

— «Шалом Мотя» — произнес я;

«Кто это? Так меня не называли уже лет 12, с того момента как я переехал в Израиль»;

— «Твоя малява когда-то очень облегчила мне жизнь Мотя»;

«Не может быть» — обрадовался абонент – «это ты» — продолжал он в том же духе — «Ты знаешь, за добро нужно платить добром таков закон божий. Ты оказал нам услугу и мы всегда об этом помнили. Так чем же старый еврей на пенсии может быть полезен своим друзьям из прошлой жизни?»;

— «В пятницу я буду в Тель-Авиве, хочу чтобы ты встретил меня в аэропорту Бен-Гуриона, сможешь устроить мне экскурсию по святым местам Иерасулима?»;

«С удовольствием, тем более я сам давно их не посещал и буду очень рад вспомнить былые времена, а помнишь как мы с тобой мусора….»?;

— «Все Мотя ностальгия при встрече, а пока у меня дела в Саудовской Аравии»;

«Так ты надолго в Израиль?»;

— «Нет, пару дней потом в Киргизию на Иссык-куль у друга годовщина»;

«Все понял, все сделаем в лучшем виде, жду».

Вызов завершен.

В Израиль сбежал один из членов «семьи», нужно было провести операцию по его ликвидации, это был родной дядя Сопляка, а со старым знакомым я действительно хотел совершить паломничество, тем более объект тоже его совершал.

Мне принесли кофе и газету, на первой полосе фото госсекретаря Помпео прибывшего в Саудовскую Аравию с дипломатическим визитом.

Новый вызов, абонент Осман

«………………………»;

— «……………………..».

На другой стороне провода

Вызов завершен.

Реджеп Тайип Эрдоган за рабочим столом президента Турции, нажав на кнопку, вызвал своего помощника. Дверь через несколько секунд отворилась, и в нее вошел молодой человек.

«Слушаю Вас господин президент»;

— «Свяжи меня с американской дипмиссией в Саудовской Аравии, а именно с Иванкой Трамп, по вопросу размещения военных баз на Каспии, скажи наш человек уже в Эр-Риаде и готов встретиться с ней, обсудить условия».

 

ЭПИЛОГ

 

«Ну вот и все профессор, все кончено»;

— «Ну, молодой человек вы как всегда рано сдаетесь, мне бы ваши годы»;

«Клянусь, я найду эту тварь, она мне за все ответит»;

— «В таком состоянии у вас ничего не получится, вам нужно расслабиться, присядьте на диван, налейте себе выпить»;

«Гроссмейстер мертв, его тело догорает в печи, а вы предлагаете мне расслабиться?»;

— «А что если я скажу вам, что могу устроить с ним встречу»;

«Чего?»;

— «Я не то имел ввиду, сядьте и постарайтесь расслабиться сейчас все поймете»;

«Вы хотите провести очередной сеанс гипноза? Профессор мне не до этого»;

— «И да и нет, понимаете я никогда не владел умением гипнотизировать людей, вы единственный кого мне удалось погрузить в транс, но это не моя заслуга, у Вас есть уникальный дар и Гроссмейстер знал это. Именно поэтому он доверял вам как самому себе. Постарайтесь откинуть все мысли и насладиться музыкой, а я буду произносить текст того самого пророчества. Смотрите на этот предмет, вам нужно сосредоточить на нем, все свое внимание» — профессор раскрыл книгу и вытянул перед молодым человеком круглый медальон изображавший голову кошки с широко раскрытыми глазами.

Люстра посреди комнаты задрожала, лампы заморгали, картины на стенах заходили ходуном, перепады напряжения отключили всю технику в кабинете доктора и за окном автосигнализации припаркованных машин заглушили вой поднявшегося ветра, англичанин закрыл глаза и начал медленно уходить в самого себя. Незнакомые образы и неизвестные сюжеты всплывали в его сознании, обрывки своей и чужих жизней проживались им за эти минуты. И в один момент он также как и кошка, смотрящая на него, широко раскрыл глаза и стал произносить слова человека, с которым его мозг, сквозь время и пространство, вступил в ментальную связь.

«Авраамов это ты? Мы захватили корабль и перебили всех рептилойдов, летим домой».

 

 

Автор: Бенхамин Авраамов

1

Автор публикации

не в сети 1 неделя

Pablo Picasso

51
Комментарии: 23Публикации: 35Регистрация: 04-09-2021

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий